Правительство Российской Федерации Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования




НазваниеПравительство Российской Федерации Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования
страница1/16
Дата публикации28.09.2013
Размер1.36 Mb.
ТипРеферат
urist-edu.ru > Право > Реферат
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16
Правительство Российской Федерации
Федеральное государственное автономное образовательное учреждение

высшего профессионального образования
«Национальный исследовательский университет
«Высшая школа экономики»


Факультет прикладной политологии
Кафедра сравнительной политологии


БАКАЛАВРСКАЯ РАБОТА



На тему «Динамика статуса великой державы в мировой политике: Россия в сравнительной перспективе»

Студент группы № 441

Окунева Е.С.

Руководитель ВКР

доц.., к.полит.н. Миронюк М.Г.

Консультант

проф., д.ф.н. Мельвиль А.Ю.

Москва, 2013

Содержание


Введение

С. 3

Глава 1. Теоретические подходы к исследованию статуса великих держав в мировой политике

С. 6

Глава 2. Динамика изменения внешнеполитического статуса Российской Федерации и ее отражение в стратегических документах по внешней политике, речах и общественном мнении

С. 18

2.1. Внутренний содержательный анализ и анализ контекста стратегических документов по внешней политике.

С. 18

2.2. Контент-анализ посланий Президента Российской Федерации Федеральному Собранию РФ (1994-2012 гг.).

С. 45

2.3. Динамика изменения внешнеполитического статуса Российской Федерации и ее отражение в общественном мнении.

С. 55

Заключение

С. 61

Список литературы

С. 64

Приложения

С. 74

Приложение 1. Результаты количественного контент-анализа.

С. 74



Введение
Актуальность исследования. С окончанием холодной войны и распадом Советского Союза Россия утратила статус сверхдержавы в логике биполярности. Однако стремление к позиционированию России в качестве исключительно влиятельного актора в мировой политике и международных отношениях (великой державы) сохранялось как во внешнеполитическом, так и во внутриполитическом дискурсах в течение последних 20 лет. Данное притязание (претензия)1 на статус великой державы нашло отражение в риторике первых лиц государства, высокопоставленных государственных деятелей, в официальных документах и в сознании граждан. Тем не менее, мировое сообщество, считая Россию одним из ведущих игроков на мировой арене по ряду вопросов, не признает за ней статуса великой державы, одинаково вовлеченной во все компоненты мировой повестки.

После избрания В.В. Путина на пост Президента РФ в 2000 г. открыто заявляемые притязания на великодержавность резко возросли. Наше исследование призвано ответить на вопрос: почему статус великой державы демонстрировал такую динамику (и какими факторами такая динамика определялась)?

В данной работе предпринята попытка апробации методологии оценки динамики статуса великой державы американского исследователя Томаса Волджи на примере эволюции представлений о внешнеполитическом статусе России на рубеже XX и XXI вв.

Предметом нашего исследования является динамика великодержавного статуса в России в 1992-2012 гг., а объектом – факторы, определяющие динамику статуса великой державы в России в 1992-2012 гг.

Мы исходим из гипотезы о том, что динамика статуса великой державы в современной российской ситуации связана с тем, что в общественном мнении преобладали и продолжают доминировать «имперские» настроения, на которые в начале 2000-х гг. решила опереться в своей стратегии развития страны часть политической элиты, пришедшая к власти вместе с В.В. Путиным.

Цель исследования состоит в выявлении факторов, определяющих динамику статуса великой державы (на примере России в 1993-2013 гг.). Достижение поставленной цели требует решения следующих задач:

  1. Проанализировать существующие теоретические и эмпирические исследования великих держав в мировой политике, факторам формирования их статусов и их места в мировой политике;

  2. Проанализировать с помощью традиционного метода анализа документов2 российские стратегические документы в области внешней политики и безопасности с 1993 по 2013 гг.;

  3. Проанализировать с помощью количественного контент-анализа послания Президента РФ Федеральному Собранию РФ с 1994 по 2012 гг.;

  4. Проанализировать изменения общественного мнения в 1992-2013 гг.

В методологической основе работы интегрируются реалистическая и конструктивистская парадигмы теории международных отношений. Реализм исходит из предпосылки о том, что в анархической международной среде государства неравны, и состояние международной системы, международная стабильность и мировой порядок во многом зависят от взаимодействия и взаимоотношений между ключевыми акторами – великими державами. Конструктивизм понимает статус великих держав как конструкт, формирующийся в общественном мнении идеологическим и историческим дискурсом и опосредованно связанный с наличествующими экономическими, дипломатическими и военно-стратегическими ресурсами.

В исследовании будут использованы следующие методы: традиционный метод анализа документов (внутренний содержательный анализ документа и анализ контекста), количественный контент-анализ, анализ событийного ряда.
Глава 1. Теоретические подходы к исследованию статуса великих держав в мировой политике
Понятие «великая держава» был введен в научный оборот немецким историографом Л. фон Ранке.3 Исторически оно получило распространение после Венского конгресса 1815 года, закрепившего баланс сил между ведущими державами того времени – Россией, Пруссией, Австрией, Францией, Великобританией.

Проблема статуса великих держав впервые была затронута в реалистической теоретико-методологической парадигме теории международных отношений (Г. Моргентау, Р. Арон, Э. Карр, Р. Нибур, Г. Киссинджер, Дж. Шварценбергер и др.) и получила свое развитие в рамках неореализма (К. Уолтс, У. Томсон, Дж. Снайдер, У. Уолфорт, Дж. Миршаймер и др.). Г. Моргентау писал, что великие державы формируют международную систему, и именно фокусирование внимания на них помогает понять правила игры на мировой арене: состояние системы напрямую зависит от взаимодействий великих держав, которые делают то, что могут, а остальные государства – то, что им позволяют великие державы4. При этом, великие державы могут игнорировать интересы других стран, вступая в альянсы друг с другом или участвуя в вооруженных конфликтах и пр. Статус государства в основном определяется наличными экономическими, военно-стратегическими и дипломатическими ресурсами5.

К. Уолтс, основоположник неореализма, выдвигает ряд причин, по которым великие державы предпочитают действовать поодиночке и не вступают в кооперацию. С одной стороны, они боятся, что сотрудничество может привести к зависимости, поэтому склонны ее избегать, действуя автономно, и стремятся к самодостаточной внешней политике (вплоть до «имперского» давления с целью расширения сферы влияния). С другой стороны, великие державы опасаются, что плоды сотрудничества принесут им убытки. Ссылаясь на теорию олигополистических фирм, К. Уолтс постулирует, что великие державы преследуют не относительное, а абсолютное преимущество. Сотрудничество невозможно в условиях, когда одна сторона может отклониться и улучшить свой платеж. Кроме того, конкурентный характер анархической международной системы также затрудняет кооперацию.6 Тем не менее, взаимодействие великих держав друг с другом принципиально важно для них, поскольку они задают правила игры на международной арене.7

Помимо этого, К. Уолтс размышляет о количестве центров силы в мировой политике. По его мнению, идеальной моделью является биполярная система, которая снижает неопределенность, повышает управляемость и стабильность международной системы, способствует сохранению статуса-кво. Также расстояние между двумя сверхдержавами усиливает значимость достижения абсолютного преимущества. В биполярной системе державы учатся интерпретировать действия друг друга, приспосабливаться и отвечать на них. Главную опасность многополярной системы К. Уолтс видит в просчетах действий сторон, а биполярной – чрезмерную реакцию, т.е. вмешательство в сферы, где результат вмешательства имеет лишь локальные последствия.8 Биполярная система учитывает, прежде всего, силовые ресурсы государств, многополярная – потенциал формирования альянсов. Число потенциальных альянсов рассчитывается по формуле:


То есть если в системе три великие державы, то число потенциальных альянсов равно 3, если четыре великие державы – 6 потенциальных альянсов, если 5 держав – 10 альянсов (см. рис.1-3).9

d:\вышка\диплом\рис. 6_7.jpg


d:\вышка\диплом\рис. 6_6.jpg

Рис. 1 Рис. 2

d:\вышка\диплом\рис. 6_8.jpg

Рис. 3

«Неудобство» многополярной системы состоит в том, что она не может справиться с дестабилизирующими факторами и структурными проблемами системы, в том числе:

  1. Слишком мало держав, которые могут снизить дестабилизирующий эффект.

  2. Гибкость альянсов делает отношения дружбы и вражды неустойчивыми.

  3. Гибкость альянсов способствует неопределенности оценки баланса сил в настоящем и будущем.

  4. Действия одного государства потенциально могут нарушить безопасность других государств.

  5. Большое количество великих держав не дает возможности ни одной из них точно определить, что происходит.10

Также считающий себя неореалистом Дж. Миршаймер, по сравнению с К. Уолтсом, выделяет именно военные ресурсы в качестве «лакмусовой бумаги», идентифицирующей принадлежность государства к великим державам. Баланс сил отражает распределение военных ресурсов между государствами, поэтому для него на мировой арене военные ресурсы первичнее власти и статуса государств. Фактически баланс сил приравнивается к балансу военных ресурсов. Великие державы воюют в том случае, если хотят изменить статус-кво в свою пользу11. Дж. Миршаймер соглашается с К. Уолтсом, что великие державы обеспокоены только собственным выживанием, т.к. у них нет «ночного сторожа», к которому можно обратиться за помощью.12

В рамках реализма выделяется теория баланса сил, отводящая статусу великих держав центральное место. В основе теории баланса сил лежит идея о том, что государства стремятся балансировать в ответ на угрозы установления гегемонии над международной системой, а теоретическую значимость и строгость она приобрела в связи с дискуссией о возможных ответах на стремление США к гегемонии (Необходимо заметить, что баланс сил – это метафора, обладающая привлекательностью и ясностью, в силу чего идея балансирования пользовалась популярностью среди государственных деятелей разных исторических периодов, пусть и не достигая статуса теории в строгом смысле). В то время как одни исследователи стремятся определить, кто с кем балансирует и против кого, в ответ на какие угрозы и виды сил, другие исследователи пытаются определить критерии, по которым можно понять, что мы имеем дело с балансом сил, который всегда является наблюдаемым феноменом.13 Однако теория баланса сил не всегда предполагает, что альянсы создаются только для противодействия гегемону, они могут быть необходимы государству для продвижения собственных интересов и обеспечения безопасности.

Со становлением неореализма теория баланса сил несколько трансформировалась, следуя логике К. Уолтса о том, что государства балансируют против сильнейшего в системе. С. Уолт считал, что государства балансируют в ответ на сильные угрозы их интересам, причем угрозы – комбинация таких факторов, как воспринимаемые намерения, идеология, расстояние, совокупные ресурсы.14 Все это вызвало дебаты между теорией баланса сил и так наз. теорией баланса угроз, где на основании исторических кейсов выявлялось, балансируют ли государства против какой-то силы или угрозы, присоединяются ли к сильнейшему и перекладывают ли решение проблем на других.15 П. Шрёдер расширил данные стратегии поведения и показал, что государства чаще присоединяются к сильнейшей державе, выбирают стратегию безбилетника, чем реально балансируют. Р. Швеллер подчеркивал, что есть государства, стремящиеся к сохранению статуса-кво, и государства-ревизионисты. Первые балансируют ради собственной безопасности, вторые присоединяются к сильнейшему, чтобы извлечь экономическую выгоду и с помощью этого расширить свое влияние.16 Другие исследователи отметили, что государства воюют с могущественными агрессорами в ответ на их прямую атаку (случай самообороны), и такое поведение не является балансом сил.17

Несоответствие между статусом, внешнеполитической активностью и сокращением материальных ресурсов также является отправной точкой в теории транзита власти (В. Данилович, Дж. Клэр, Я. Каглер, Д. Лемке, Р. Гилпин): глобальный или региональный конфликт становится более вероятным по мере того, как возможности доминирующего государства снижаются перед лицом новой растущей державы, являющейся государством-ревизионистом. В. Данилович и Дж. Клэр выявили, что желание великих держав воевать друг с другом является производной от удовлетворенности своим региональным влиянием, другими словами, стремление пересмотреть региональный статус-кво приводит к их конфликту.18 Толчком для данных исследований стало понимание того, что государства могут быть удовлетворены статусом-кво вообще, но при этом могут испытывать неудовлетворенность статусом-кво в конкретных двухсторонних отношениях.19

В основе теории транзита власти лежат две идеи: 1) транзиты власти – необходимые (но недостаточные) условия войн; 2) неудовлетворенность статусом-кво хотя бы со стороны одного государства может повлиять на то, какими будут транзиты – мирными или насильственными. В данной связи выделяются статичный баланс сил или компонента транзита (т.е. две стороны имеют либо одинаковые, либо неодинаковые властные ресурсы, вне зависимости от того, кто в итоге перехватит власть) и динамичная компонента транзита. Исследователи по-разному оценивают значимость этих компонент. Д. Лемке и С. Вернер признают значимость обеих компонент во влиянии на вероятность войн, В. Ким и Дж. Морроу – только статичной компоненте, А. Органски и Я. Каглер – динамичной.20 Не существует и единого мнения относительно источников неудовлетворенности статусом-кво: ревизионистские настроения (В. Ким, Д. Лемке и У. Рид),21 наращивание относительного военного преимущества (С. Вернер и Я. Каглер, Д. Лемке и С. Вернер),22 степень удовлетворенности международными нормами и правилами игры и степень сходства политического режима с режимом государства-гегемона (А. Органски).23 Также Д. Лемке и У. Рид указывают на то, что «демократический мир» – это такой мир, где государства удовлетворены статусом-кво, поскольку имеют черты, схожие с гегемоном, при этом гегемон обязательно является демократией.24 В частности, вопрос удовлетворенности статусом-кво затрагивался в теории непостоянства статуса (status inconsistency theory), но не был исследован системно.25

Сторонники неолиберализма в теории международных отношений (Р. Кеохейн, Дж. Най) продемонстрировали, как различные формы силы влияют на укрепление и сохранение статуса великих держав. Для того, чтобы компенсировать объективное сокращение ресурсов при сохраняющемся высоком лидерском статусе, государства прибегают к «мягкой силе». «Мягкая сила» включает в себя нематериальные ресурсы, т.е. информационное и культурное влияние через идеи, СМИ, идеологию, пропаганду, кинематограф, интернет; «жесткая сила» – материальные ресурсы (военно-стратегические, экономические).26

Вопрос статуса великих держав нашел свое отражение в обширных эмпирических исследованиях вовлеченности в межгосударственные конфликты и сотрудничество. Изменчивость статуса великих держав связана с частотой и интенсивностью конфликтов на системном уровне (М. Воллас, Ч. Гочман, Дж. Леви).27 Статус великих держав ассоциируется с инициированием и участием в вооруженных конфликтах, войнах и кризисах (Ч. Гочман, З. Маоз, Р. Сиверсон, Х. Старр, Дж. Кинг, С. Бремер, М. Алтфелд, Б. Буэно де Мескита, П. Хут),28 провоцированием соперничества (Д. Лемке, В. Рид),29 расширением конфликтов (Р. Корбетта),30 участием в конфликтах в качестве третьей стороны (Э. Энтерлайн)31, членством в альянсах и многовекторной внешней политикой (Р. Сиверсон, Дж. Кинг, М. Салливан, Р. Корбетта, В. Диксон).32 Присутствие великой державы в двухсторонних межгосударственных отношениях повышает вероятность войн и конфликтов, а также ужесточает конкурентную борьбу (Р. Байрд, В. Диксон).33 Кроме того, если великие державы принимают участие в конфликтах, то ведут себя рационально: предварительно оценивают возможное распределение ресурсов, потенциал участия союзников, третьей стороны и других великих держав (Й. Ямамото, С. Бремер, Р. Сиверсон, Дж. Кинг, М. Алтфелд, Б. Буэно де Мескита, П. Хут).34 С одной стороны, конфликтность великих держав вызвана их статусом и ресурсами, которые позволяют им проводить независимую внешнюю политику, добиваться выгодного результата от факта вовлеченности в конфликты и снижать глобальные издержки конфликта. Но, с другой стороны, статус великой державы не является единственным фактором, определяющим конфликтность государств, которая может зависеть и от других факторов, прежде всего внутриполитических и структурных (например, тип политического режима).35 Большинство указанных выше исследований основаны на базе проекта «Корреляты войны» (“Correlates of War”), включающей в себя наличие статуса великой державы в качестве дамми-переменной.

В числе современных (неклассических) теорий и школ международных отношений и мировой политики следует выделить школу критической геополитики (Ж. Тоал, Дж. Эгнью, К. Доддс и др.).36 Критическая геополитика связывает процесс принятия внешнеполитических решений с пространственным мифотворчеством, созданием и воспроизводством элитой и отдельными социальными слоями или профессиональными группами (профессора, эксперты, журналисты и т.д.) пространственного воображения. Великодержавность в таком случае становится своеобразным геополитическим кодом страны, дискурсивным конструктом, формализованным в виде стратегии из различных географических образов и мифов. Это предопределяет своеобразие конструктивистской (постмодернистской) методологии исследования великих держав. При данном подходе исследованию подлежит «идеальная», символическая и ценностная ткань данного концепта, в то время как реальной обеспеченностью великой державой военно-стратегическими, экономическими, природными и прочими материальными ресурсами можно в значительной части пренебречь. Акцент в таком исследовании необходимо делать на качественные методы исследования, в первую очередь, качественные социологические методы, контент- и дискурс-анализы.

Теория социальной идентичности (SIT, social identity theory), направление в рамках конструктивизма, сфокусировалась на проблеме признания статуса, поиска статуса и соревнованиях между государствами за статус (Л. Ларсон, А. Шевченко, Дж. Мерсер, Б. Наяр, Т. Пол, Т. Волджи, С. Мейхолл, У. Волфорт, Д. Кэнг).37

Настоящая работа находится в русле подхода к исследованию статуса великих держав, предложенного Т. Волджи, Р. Корбеттой, К. Грантом, Р. Байрдом, П. Рейми и интегрирующего реалистическую и конструктивистскую (представленную теорией социальной идентичности) парадигмы теории международных отношений38. Данный подход относит государство к великим державам, если оно обладает следующими признаками: (1) имеет возможности для достижения собственных интересов на мировой арене (под возможностями в первую очередь понимаются военные и экономические ресурсы); (2) использует ресурсы для проведения широкомасштабной и экспансионистской внешней политики в отношении ближайших соседей и региона в целом; (3) пытается влиять на архитектуру международных отношений и при этом формирует свой внешнеполитический курс независимо от других великих держав.39

Авторы концепции выработали типологию статусов великих держав на основании связи между признанием государства в качестве великой державы со стороны международного сообщества, материальными ресурсами и внешнеполитическим поведением государства. Так, выделяются три типа статуса великих держав (один постоянный и два непостоянных)40:

  1. Постоянный (consistent; например, США). Характеризуется сочетанием ресурсов и внешнеполитической активности с полноценным признанием статуса, наивысшей степенью влияния на глобальные процессы и независимостью как от других великих держав, обладающих изменчивым статусом (inconsistent), так и от государств, не являющихся великими державами. Такие государства участвуют в различных формах межгосударственного взаимодействия – от кооперации (создания международных режимов, организаций и институтов) до силовых методов (санкций, участия в межгосударственных конфликтах и войнах).

  2. Потенциальный (underachiever; например, Бразилия, Индия). Носитель такого статуса обладает ресурсами и высокой степенью активности в мировой политике, но не является признанным в качестве великой державы со стороны других стран. Как правило, эти государства более склонны к вовлечению в международные конфликты.41

  3. Мнимый (overachiever). Характеризуется международным признанием, но при этом носитель такого статуса утратил ряд ресурсов (в первую очередь, материальных) и способность к прежнему влиянию на международную повестку дня (к данному типу относится, например, современная Россия). Такие государства обычно выбирают кооперативные внешнеполитические стратегии и активно участвуют в создании новых международных организаций.

Кроме того, Т. Волджи определил три типа признания государств в качестве великих держав: 1) признание мировым сообществом; 2) признание внутри «клуба» великих держав; 3) самоидентификация (со стороны политической элиты и граждан государства). По мнению Т. Волджи, Россия переоценивает свой внешнеполитический статус.42

На наш взгляд, подход, соединяющий теорию социальной идентичности с реализмом, разработанный Т. Волджи, наиболее соответствует задачам настоящего исследования, поскольку, во-первых, он рассматривает статус великих держав как динамичную переменную, которая может изменяться во времени; во-вторых, он учитывает отношение к великодержавности со стороны элиты и общества (общественного мнения).
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Правительство Российской Федерации Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования iconПравительство Российской Федерации Федеральное государственное автономное...
Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования">