Заведующий кафедрой теории и истории права и государства фгбоувпо «рап», кандидат юридических наук, доцент




Скачать 264.17 Kb.
НазваниеЗаведующий кафедрой теории и истории права и государства фгбоувпо «рап», кандидат юридических наук, доцент
страница1/2
Дата публикации15.07.2014
Размер264.17 Kb.
ТипДокументы
urist-edu.ru > Право > Документы
  1   2


Золотухин С.Н., заведующий кафедрой теории и истории права и государства ФГБОУВПО «РАП», кандидат юридических наук, доцент
Теоретико-правовые и иные меры борьбы с насилием в семейно-бытовой сфере


В последние годы все большее внимание и беспокойство об­щественности и правоохранительных органов вызывает насильст­венное поведение в семье в различных формах его проявления, поскольку оно представляет одну из наиболее распространенных форм агрессии.

В результате все более глубокого проникновения насилия в жизнь семьи разрушается ее нравственность, происходит ослабле­ние гуманизма семейного воспитания, порождается детская бес­призорность, дети вовлекаются в потребление спиртных напитков, наркотиков и преступную деятельность.

В Советском Союзе насилие в семье было «закрытым» во­просом. Им занимались только криминологи и другие специалисты при изучении преступлений, совершенных в семейно-бытовой сфере. Обсуждение этой проблемы на государственном уровне было своего рода табу. Насилие в семье не могло стать социаль­ной проблемой в стране, где в уголовно-правовой доктрине при­оритетными объектами защиты были государственные интересы и государственная собственность.

Как правило, изучение насилия в семье сводилось только к рассмотрению физического насилия в соответствии со статьями Уголовного кодекса. О многогранности этого социального явле­ния, проявляющегося в различных формах, лишь упоминалось в контексте взаимосвязи с физическим насилием.

«Завеса молчания» была сорвана, и широкая общественность узнала, что 30-40% всех тяжких насильственных преступлений со­вершается в семье. Лица, погибшие и получившие по­вреждения различной степени тяжести на почве семейно-бытовых конфликтов, прочно зани­мают первое место среди различных категорий потерпевших от насильственных преступлений и значительно опережают по коли­честву жертв от новых видов насильственных преступлений. Женщины и дети составляют 70% всех жертв тяжких насильствен­ных посягательств, совершенных в семье. У избиваемых женщин в 4-5 раз больше потребность психиатрического вмешательства и в 5 раз больше попыток самоубийства, чем у женщин, не подвер­гавшихся избиению. Около 1/3 избиваемых женщин страдают сильными депрессиями, а некоторые начинают принимать алкоголь и наркотики.

В связи с этим совершенствование мер предупреждения насильственных преступлений в семье становится одной из первостепенных задач органов внутренних дел.

Данные официальной статистики свидетельствуют, что на­сильственная преступность является достаточно распространен­ным негативным социальным явлением в нашем обществе.

Вместе с тем при анализе состояния и динамики насильст­венной преступности в семье мы исходим из статистических данных о выявленных и зарегистрированных в ОВД преступлениях. При этом за пределами анализа остается латентная часть преступ­лений, о которых правоохранительные органы не заявляют. Между тем насилие в семье отличается высокой степенью латентности. Это объясняется, с одной стороны, нежеланием пострадавших обращаться в правоохранительные органы (некоторые не доверяют правоохранительным органам, некоторые боятся лишиться материальной поддержки и т.п.), а также неспособностью некоторых зависимых членов семьи обратиться в правоохранительные органы (это относится, в первую очередь, к детям и престарелым членам семьи). Домашнее насилие занимает одно из первых мест среди тех видов преступности, сведения о которых редко доходят до правоохранительных органов.

Криминализация семьи формирует особый образ жизни, при котором насилие, алкоголизм, наркомания становятся нормой поведения, передающейся от одного поколения к другому. Насилие в семье становится трагедией для многих людей и разрушает фундамент безопасности общества.

В этой связи, положение семьи за последнеедесятилетие не только не улучшилось, а напротив, ухудшилось, в связи с чем, практически в 1,5 раза увеличилось число жертв бытового насилия.

Современная семья все больше превращается в своеобразный полигон всех видов насилия, от физического до экономического, от сексуального до морально-психологического.

Насилие в семье есть реальное действие или угроза физического, сексуального психологического или экономическою оскорбления и насилия со стороны одного типа по отношению к другому, с которым лицо имеет или имело интимные или иные значимые отношения.

Избиение - далеко не единственная форма насилия, так же как и эмоциональное и сексуальное насилие. Оскорбления, запу­гивания угрозы, принудительные сексуальные отношения, эконо­мическая зависимость тоже являются частью насильственных взаимоотношений. Каждый из этих видов насилия приносит оди­наковую боль, и невозможно разделить их по степени воздействия. Домашнее насилие - это повторяющийся с увеличением час­тоты цикл физического, словесного, духовного и экономического оскорбления с целью контроля, запугивания, внушения чувства страха.

Это ситуации, в которых один человек контролирует или пы­тается контролировать поведение и чувства другого. Внутри се­мейного насилия как обобщенной категории существуют более специфические категории, определяемые природой отношений между обидчиком и жертвой, а также условиями их жизни. На­пример:

-жестокое обращение с детьми;

-насилие, направленное против супруги/супруга или партнерши/ партнера;

-насилие в отношении престарелых.

Как правило, насилие в семье характеризуется следующими чертами:

-если уже имело место физическое насилие, то обычно с каждым последующим разом возрастает частота его повторения и степень жестокости;

-насилие и оскорбительное поведение чередуются с обеща­ниями измениться и извинениями, приносимыми обидчиком;

-при попытке порвать отношения наблюдается рост опас­ности для жертвы.

Типичная модель семейной жестокости представляет собой применение силы наиболее сильным, по отношению к более слабому. Сила может быть физической или же определяться статусом. Оба эти вида превосходства имеют место в случаях семейного насилия над взрослыми. В большинстве случаев ни избитые женщины, ни избитые пожилые люди не обладают физической силой, достаточной для того, чтобы вступить в борьбу или сопротивляться своим тиранам.

В настоящее время статистика о потерпевших характеризует весь массив потерпевших от всех видов преступлений, не выделяя при этом количество жертв от насильственных преступлений вообще и от на­сильственных преступлений, совершаемых в семье.

Хотя проблема насилия в семье существует испокон веков, лишь в последнее время на нее обратили серьезное практическое внимание.

Если говорить о насилии в семье, то сложности получения объективной информации связаны не только с отчетностью, но и с тем, как жертва воспринимает случившееся.

Люди, живущие в ситуации насилия и являющиеся постра­давшей стороной, могут испытывать следующие чувства - ужас, сверхбдительность, смятение, чувство беспомощности, безнадеж­ности или бессилия, беспокойство о безопасности, чувство вины, чувство подавленности. Им часто снятся кошмары, они теряют уверенность в себе, им свойственны навязчивые воспоминания, приступы тревоги, депрессия, фобии, печаль, мысли о самоубий­стве, самообвинения, духовные сомнения, отказ от участия в жиз­ни общества, семьи, изменение сексуальной активности, алкоголь­ная/наркотическая зависимость, желание возмездия.

Удивительно большое число избиваемых женщин не оставля­ет мужей навсегда. Многие женщины социализированы таким об­разом, чтобы играть подчиненную роль при муже, терпеть наси­лие, а психологическое насилие создает в женщинах чувство, что они слишком неадекватны, чтобы жить собственной жизнью. Не­которые женщины полагают, что их моральный долг - сохранять брак до конца, независимо от того, хорошо это или плохо. Многие надеются (несмотря на продолжающееся насилие), что и мужья изменятся. Некоторые опасаются, что, если они попытаются оста­вить мужа, то он предпримет ответные меры с более серьезными избиениями. Часть женщин не рассматривает развод как реальный вариант, потому что они чувствуют себя материально зависимыми. Многие имеют детей и не надеются на то, что они смогут поднять детей собственными силами. Некоторые полагают, что случайные избиения лучше, чем одиночество и нестабильность, неизбежные после развода. Некоторые испытывают страх получить ярлык раз­веденной. Эти женщины - пленники в их собственных домах.

Механизмы поведения женщин, остающихся в семье, несмот­ря на причиняемые им страдания, определяются, главным образом, двумя факторами. Как правило, насилие было типичным в семьях, в которых они выросли: отец бил мать, братья и сестры били друг друга. Дети оскорбляют тех, кого оскорбляют в семье другие. Экономическая зависимость, ограниченная помощь со стороны го­сударства также способствует домашнему насилию против жен­щин и детей. Для женщин, подвергающихся насилию, характерна уверенность в том, что не существует способа защитить себя, даже в том случае, если в семейные конфликты вмешивается милиция.

Женщины опасаются того, что при попытке обращения в правоох­ранительные органы мужья будут мстить им или причинят вред тому, кто им дорог (детям, домашним животным и т.д.). Они при­носят себя в жертву ради спокойной жизни других.

Несмотря на недостаток данных о масштабах насилия в семье в его различных формах и проявлениях, имеющейся информации достаточно для того, чтобы привлечь к этому явлению широкое внимание. Поскольку случаи насилия в семье в официальных ста­тистических данных обычно не выделяются в отдельную катего­рию и составляют значительную долю скрытой от глаз преступно­сти, то истинные масштабы различных видов насилия в семье оп­ределить трудно.

Домашнее насилие является серьезной проблемой в совре­менном мире, в том числе и для органов внутренних дел. Оно оп­ределяется как реальное действие или угроза физического, психо­логического оскорбления и насилия со стороны одного лица по отношению к другому, с которым лицо имеет или имело значимые отношения. Вероятность получить травму или быть оскорбленным и униженным в семье часто бывает намного выше, чем, к примеру, на улице.

Семейно-бытовой конфликт, как правило, приводит к суще­ственной социально-психологической деформации личности, как непосредственных участников конфликта, так и детей, а зачастую - к совершению криминальных насильственных посягательств в отношении родственников и близких.

Правовые документы ставят цель защиту прав человека, и в частности защиту его от насилия независимо от его половой при­надлежности, однако женщина в силу своей относительной (по сравнению с мужчиной) физической слабости просто чаще стано­вится жертвой семейного насилия.

Нам представляется, что насильственная преступность в семье, будучи обусловленной общими причинами преступности, имеет свои особенности. Они в основном связаны со спецификой способов, обстановки совершения преступлений, с психологическими и иными отличиями личности семейных насильников и механизмом их преступного поведения, с проявлением и действием факторов, способствующих совершению данных преступлений. Поэтому всестороннее исследование насильственной преступности в семье представляет не только научный, но и практический интерес, способствует более целенаправленной и научно обоснованной организации борьбы с этим явлением.
Социальная действительность, являясь структурным элементом общественной жизни, влияет на характер преступного поведения и связана со множеством процессов и явлений, которые происходят в обществе, в том числе и в сфере семейно-бытовых отношений, поэтому причины и условия преступлений, совершаемых в семейно-бытовой сфере обладают отличительными особенностями.

Стойкая негативная система антиобщественных взглядов формируется у лиц, совершающих насилие в сфере семейно-бытовых отношений, под воздействием двух групп условий – объективных и субъективных.

Условия объективного характера охватывают широкий круг проблем социального свойства: социальные противоречия, социальная деформация, социальные конфликты. Все это вместе с существующими противоречиями в экономических отношениях близких людей порождает антагонистическую, противоправную мотивацию поведения одного против другого. В условиях семейно-бытовой сферы экономические и социальные противоречия создают предпосылки для совершения различных преступлений, в основном против личности. Поэтому проблема личности является центральной, однако огромную роль играет в этом и социальная среда. Именно в социальной среде формируются "общественные болезни", "социальная патология". Социальной патологией являются такие негативные явления нашей жизни, как пьянство и алкоголизм, наркомания и токсикомания и т.д. Эти и многие другие "общественные болезни", изменяясь и воздействуя друг на друга, порождают сложные и уродливые формы поведения людей, которые впоследствии приводят к совершению преступлений, причины которых скрываются в глубинных пластах процессов общественного развития, образуя их реальное социальное содержание.

В системе причинного комплекса насильственной преступности в сфере семейно-бытовых отношений, как правило, ведущее значение приобретают условия субъективного характера, влияющие на сферу межличностных отношений, так как индивидуальное преступное поведение семейного насильственного преступника связано с условиями жизнедеятельности людей. Именно на почве межличностных отношений, когда они искажены и уродливы, совершается большинство насильственных преступлений в семейно-бытовой сфере.

Однако объективные причины играют важную роль, так как воздействуют на сферу общения людей, находящихся в родственных отношениях. Они относятся к общесоциальным детерминантам, которые оказывают свое влияние на внутрисемейное насилие и непосредственно связаны с социальными и внутриличностными противоречиями.

Объективные причины преступлений представляют собой конкретные противоречия в общественном бытии, в экономических, социально-политических отношениях людей.

Поэтому, борьба с насилием в семейно-бытовой сфере должна осуществляться не только правоохранительными органами, но и на уровне законодательства.
Понятие внутрисемейного насилия является категорией не юридического плана, а криминологического, так как представляет собой совершение насильственных деяний в отношениях между членами семьи. Вместе с тем характер общественной опасности домашнего насилия может быть раскрыт посредством юридического анализа его объекта. Домашнее насилие является двуобъектным преступным деянием, так как посягает не только на личную безопасность человека, но и разрушает нормы семейной жизни, уничтожает семью как социальный институт. Это обусловливает повышенную общественную опасность семейных насильственных преступлений, в предупреждении которых уголовному праву отводится не последняя роль.

Выделение насилия в семье в самостоятельную социальную проблему свидетельствует о необходимости разработки системы профилактических и коррекционных мер, направленных на ее разрешение.

Именно эти меры, по нашему мнению, в первую очередь касаются конституционно-правовой, уголовно-правовой и уголовно-процессуальной охраны жертв насилия в семье.

В главе 2 Конституции Российской Федерации, касающейся прав и свобод человека и гражданина, определено, что в Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с действующей Конституцией.1

Охраняя права и свободы человека и гражданина, в том числе и жертв внутрисемейного насилия, Конституция Российской Федерации гарантирует каждому право на жизнь, на свободу и личную неприкосновенность, на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени и т.д.2

Вместе с тем, развивая охрану прав и свобод личности, в том числе и жертв внутрисемейного насилия, Конституция России защищает достоинство любого человека и гражданина, которое охраняется государством, его компетентными органами, поэтому ничто не может быть основанием для умаления их достоинства. Никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию. 3

Насилие, криминальные насильственные деяния затрагивают самые важные и значимые ценности для каждого человека – его жизнь и здоровье, а опасные последствия этих действий не могут быть восполнены никакими средствами. Учитывая приоритетность ценностей, на которые посягает виновный, а также увеличение удельного веса криминальных насильственных посягательств в семье и в связи с этим возрастание количества жертв домашнего преступного насилия, которым наносится физический, моральный и материальный вред, представляется необходимым предложить дополнить Общую часть УК России статьей, которая бы признавала совершение преступления, сопряженного с насилием в семье, в качестве самостоятельного обстоятельства, отягчающего наказание.

Современное уголовное законодательство России располагает надежным арсеналом средств, позво­ляющих вести эффективную борьбу с насилием в семье. В числе этих средств ведущее место занимает достаточно разработанная система насильственных преступлений, сформулированных в отдельных нормах уголовного закона Российской Федерации. В этих нормах довольно много терминов, которыми описываются насилие и угрозы. А это таит в себе опасность произвольного толкования и путаницы при их практическом применении. Уголовный кодекс России содержит более 55 статей, предусматривающих уголовную ответственность за общественно опасные деяния, связанные с применением насилия. Однако нет также ни одной статьи, которая описывала бы насилие в семье. В диспозициях норм Особенной части УК РФ насилие трактуется в различных формах: от угроз применения насилия до фактического применения физического насилия. Однако конкретного законодательного определения понятия насилия не дается. Это ведет к различному толкованию понятия «насилия», поэтому мы предлагаем, чтобы Пленум Верховного Суда Российской Федерации в одном из своих Постановлений дал разъяснения специфики применения насилия. Мы полагаем, что насилие можно определить как умышленное воздействие человека на другое лицо с применением непосредственно своей мускульной силы, оружия, других предметов либо посредством использования малолетних, лиц, страдающих психическими заболеваниями, и третьих лиц, включая потерпевших, или животных и иных не субъектов, а также дачи обманным путем яда или сильнодействующих веществ, направленных на нарушение его телесной неприкосновенности, ограничение свободы, на причинение вреда здоровью или жизни, иным законным правам и интересам потерпевшего, либо выражение ему угроз совершения подобных действий.

В условиях, когда несовершеннолетние жертвы домашнего насилия фактически оказываются лишены реальной защиты со стороны взрослых (родителей и других законных представителей), важно обеспечить им возможность реализовывать свои права в уголовном судопроизводстве как самостоятельно, так и с помощью иных лиц. Для этого законодательство нуждается в определенной корректировке.

Требуется более четкая регламентация процессуального порядка получения и реагирования на поступающие в соответствующие органы сообщения о преступлениях. В условиях, когда в Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации (далее – УПК РФ) не содержится каких-либо норм, подчеркивающих специфику данного производства применительно к его несовершеннолетним участникам, предлагается дополнить ст. 110 УПК РФ следующим положением:

«Удостоверившись в личности заявителя, должностное лицо, принявшее заявление, разъясняет ему ответственность за заведомо ложный донос, а заявителю, не достигшему 16 лет, значение полноты и правильности сообщаемых сведений, о чем делается отметка в протоколе, которая удостоверяется подписью заявителя. О поступившем заявлении от несовершеннолетнего уведомляются его родители или другие законные представители, а также органы опеки и попечительства».

Принимая во внимание, что привлечение малолетнего потерпевшего к участию в судопроизводстве особенно нуждается в оценке его психического и физического состояния для определения возможности правильно воспринимать и излагать обстоятельства, имеющие значение для дела, возрастает роль специалиста, оказывающего помощь должностному лицу в установлении контакта с ребенком для получения от него необходимой информации. Вовлечение в уголовный процесс для этих целей только педагога, участие которого предусмотрено действующим уголовно-процессуальным законом лишь при допросе, является явно недостаточным. В связи с этим необходима замена в УПК РФ термина «педагог» на «специалист в области возрастной педагогики и психологии», под которым следует понимать лицо, обладающее специальными знаниями в области педагогики и психологии несовершеннолетних, владеющее профессиональными навыками работы с детьми соответствующей возрастной группы и имеющее опыт такой деятельности не менее трех лет. При этом участие данного специалиста в судопроизводстве следует расширить, распространив на все процессуальные действия, производимые с малолетним субъектом, в том числе и до возбуждения уголовного дела.

Целесообразно предусмотреть в законе обязательное участие в судопроизводстве представителя из числа адвокатов для защиты прав и законных интересов несовершеннолетних жертв преступлений, а также оказания им квалифицированной юридической помощи.

Участие в уголовном судопроизводстве несовершеннолетнего требует повышенного внимания к сохранению в тайне информации о нем, а именно: недопущения разглашения в любой форме (через средства массовой информации или иным образом) таких сведений о несовершеннолетнем (фамилия, домашний адрес, место учебы и т.п.), которые позволили бы окружающим узнать, о каком именно ребенке идет речь, за исключением случаев, когда прокурор или судья не придут к выводу, что это необходимо в интересах самого несовершеннолетнего. В связи с этим в отличие от охраняемой законом тайны предварительного расследования (ст. 310 УК РФ) требование соблюдать конфиденциальность судопроизводства с участием несовершеннолетних должно распространяться не только на участников уголовного судопроизводства, но и на любое лицо, которому стали известны обстоятельства дела, поэтому было бы оправданным установление уголовной ответственности за нарушение права несовершеннолетнего на конфиденциальность, а также дополнение УПК РФ статьей, обязывающей орган дознания, следователя, прокурора и суд принимать меры к обеспечению данного права в ходе судопроизводства.

Ввести в ст. 63 УК РФ отягчающее обстоятельство: «Совершение преступления родителем или иным лицом, на которое возложены обязанности по воспитанию несовершеннолетнего (малолетнего), а равно педагогом или иным работником образовательного, воспитательного, лечебного или иного учреждения, в задачи которого входят воспитание, обучение, лечение или надзор за несовершеннолетним (малолетним) лицом».

Учитывая двуобъектную природу домашнего убийства, а также крайне жестокий кощунственный склад личности человека, способного при обычных обстоятельствах лишить жизни своего родителя или ребенка, предложение о введении в ч. 2 ст. 105 УК РФ соответствующего квалифицирующего признака заслуживает внимания. Предлагаемая норма, разумеется, не должна распространяться на случаи, когда убийство близкого родственника спровоцировано противоправным или аморальным поведением последнего. Вновь вводимый квалифицирующий признак может быть сформулирован так: убийство «лицом своего близкого родственника, не связанное с противоправным или аморальным повелением потерпевшего».

Дополнить ст. 115 УК РФ текстом следующего содержания: «... те же действия, совершенные в отношении члена семьи, бывших супругов, лиц, находившихся в фактических брачных отношениях, – наказывается арестом на срок от двух до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до одного года».

Типичным результатом насильственных семейно-бытовых конфликтов является возникновение у потерпевшего разного рода аффективных состояний (сильнейших потрясений психики человека). Нужно учитывать и то, что аффекту свойственна высокая степень криминогенности: жажда расправы с обидчиком, помноженная на состояние аффекта, криминологически равнозначна мотиву кровной мести, так как подобно последнему способна вызвать цепь насильственных преступлений. К сожалению, в уголовном законодательстве России опасность физиологического аффекта явно недооценивается, он совершенно не криминализирован как самостоятельное общественно опасное последствие преступлений, в частности насильственных. А именно эта категория преступных посягательств, как правило, является причиной аффективных вспышек у потерпевших.

Большим потенциалом в противодействии семейному насилию обладает ст. 117 УК РФ. Между тем данная норма, являясь единым основанием уголовной ответственности за причинение как физических, так и психических страданий, несмотря на достаточно суровые санкции, не обеспечивает надлежащую уголовно-правовую охрану психической безопасности человека. Практические работники слабо представляют себе, что такое психические страдания и каковы основания применения ст. 117 УК РФ в случаях исключительно психического насилия, и дело усугубляется и тем, что в литературе по уголовному праву и правоприменительной практике получила распространение ошибочная точка зрения о психических страданиях как одном из последствий истязания, которые могут причиняться только в результате физического насилия, и «не могут быть квалифицированы по ст. 117 УК РФ деяния, выражающиеся в оскорблении, словесном глумлении над потерпевшим и т.п.».4 Основанием для такого вывода послужило неоправданно узкое, непродуманное толкование признака «иные насильственные действия» как сугубо физического насилия, безусловно, есть в этом и вина самого законодателя, столь грубо описавшего объективную сторону истязания. В итоге сфера действия ст. 117 УК РФ оказалась серьезно урезанной: на практике эта норма применяется только в ситуациях особо жестокого физического насилия, в качестве последствий которого попутно констатируются и психические страдания. Вне строгого уголовно-правового реагирования остается психическая агрессия в чистом виде. Причем происходит это вопреки действительной воле законодателя, допускающего причинение психических страданий в отсутствие страданий физических, о чем свидетельствует дизъюнкция «или», разделяющая эти два преступных результата.

Нам представляется, что В.Д. Шарапов обоснованно предлагает создать специальную норму об уголовной ответственности за психическую агрессию (умышленное причинение психических страданий) по типу ст. 117 УК РФ. Разведение указанных последствий насилия по различным нормам (статьям) отразит дифференцированную позицию законодателя в уголовно-правовом противостоянии физическому и психическому насилию, заставит правоприменителя обратить отдельное внимание на особо жестокое психическое насилие, будет способствовать повышению уровня правовой защищенности психической безопасности человека. Мы поддерживаем В.Д. Шарапова, который предлагает данную норму сформулировать следующим образом5:
  1   2

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Заведующий кафедрой теории и истории права и государства фгбоувпо «рап», кандидат юридических наук, доцент iconМикрюкова Г. А. кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского...
С. В. кандидат юридических наук, доцент; Ермаков С. Л. кандидат экономических наук, доцент; Барчуков В. Р. кандидат юридических наук,...

Заведующий кафедрой теории и истории права и государства фгбоувпо «рап», кандидат юридических наук, доцент iconУчебно-методическое пособие по хозяйственному праву
Заведующий кафедрой гражданского и хозяйственного права уо «мгу им. А. А. Кулешова» кандидат юридических наук, доцент Трамбачева...

Заведующий кафедрой теории и истории права и государства фгбоувпо «рап», кандидат юридических наук, доцент iconУчебное пособие для студентов специальности 150404. 65- «Юриспруденция»
Рецензент: доцент, заведующий кафедрой уголовного права и процесса Горского государственного аграрного университета, кандидат юридических...

Заведующий кафедрой теории и истории права и государства фгбоувпо «рап», кандидат юридических наук, доцент iconОрганизация судебной власти в зарубежных странах
...

Заведующий кафедрой теории и истории права и государства фгбоувпо «рап», кандидат юридических наук, доцент iconОсобые экономические зоны: регулирование, управление и контроль
Лисица В. Н., старший научный сотрудник сектора гражданского права и процесса Института философии и права со ран, заведующий кафедрой...

Заведующий кафедрой теории и истории права и государства фгбоувпо «рап», кандидат юридических наук, доцент iconРабочая программа учебной дисциплины политический плюрализм и многопартийность
Рецензенты: заведующий кафедрой 507 «экономическая теория» Московского авиационного института (национальный исследовательский университет),...

Заведующий кафедрой теории и истории права и государства фгбоувпо «рап», кандидат юридических наук, доцент iconТематика курсовых работ Предмет теории государства и права. Методология...
Функции теории государства и права, их значение для формирования современного юриста

Заведующий кафедрой теории и истории права и государства фгбоувпо «рап», кандидат юридических наук, доцент iconВ. Е. Севрюгин Севрюгин В. Е., заведующий кафедрой административного...
Севрюгин В. Е., заведующий кафедрой административного и финансового права Института государства и права ТюмГУ, доктор юридических...

Заведующий кафедрой теории и истории права и государства фгбоувпо «рап», кандидат юридических наук, доцент iconРабочая программа учебной дисциплины политический плюрализм и многопартийность
«экономическая теория» Московского авиационного института (национальный исследовательский университет), кандидат экономических наук...

Заведующий кафедрой теории и истории права и государства фгбоувпо «рап», кандидат юридических наук, доцент iconРабочая программа учебной дисциплины политическая история россии
«экономическая теория» Московского авиационного института (национальный исследовательский университет), кандидат экономических наук...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Юриспруденция



При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
urist-edu.ru
..На главную