Проблема религиозных культовых новообразований ("сект") в психолого-психиатрическом аспекте аналитический обзор




НазваниеПроблема религиозных культовых новообразований ("сект") в психолого-психиатрическом аспекте аналитический обзор
страница1/7
Дата публикации22.07.2014
Размер1.27 Mb.
ТипДокументы
urist-edu.ru > Психология > Документы
  1   2   3   4   5   6   7
АО 2000 копия

Министерство здравоохранения Российской Федерации

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ НАУЧНЫЙ ЦЕНТР СОЦИАЛЬНОЙ И СУДЕБНОЙ ПСИХИАТРИИ ИМ.

В.П. СЕРБСКОГО

Ф.В. КОНДРАТЬЕВ

ПРОБЛЕМА РЕЛИГИОЗНЫХ КУЛЬТОВЫХ НОВООБРАЗОВАНИЙ ("СЕКТ") В ПСИХОЛОГО-ПСИХИАТРИЧЕСКОМ АСПЕКТЕ

Аналитический обзор

Москва - 2000

Аналитический обзор подготовлен в ГНЦ социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского заслуженным врачом РФ доктором мед. наук, проф. Ф.В. Кондратьевым.

Рассмотрен психолого-психиатрический аспект проблемы, связанной с последствиями деятельности религиозных культовых новообразований ("сект"), которые в последнее время получили беспрецедентное распространение в Российской Федерации. Данное издание является переработанным и дополненным вариантом аналитического обзора "Медико-социальные последствия деструктивной деятельности тоталитарных сект" (1998).

Для судебных психиатров, психиатров, психологов и юристов.

О Г Л А В Л Е Н И Е

Введение

1. Отношение психиатрии к проблеме религиозных культовых новообразований ("сект"). Дискуссии и спекуляции на этой проблеме.

2. Основные отличия сущности неокультов от традиционных религий.

3. Социально-психологические предпосылки распространения неокультовых образований религиозного толка в ХХ веке.

4. Методы привлечения неокультами новых адептов. Характеристика личностных мотиваций, способствующих вербовке.

5. Психологические "технологии" формирования синдрома зависимости.

6. Психические расстройства, вызванные деятельностью неокультов. Вопросы дифференциации фабулы бреда и вероучений культовых новообразований.

Основные выводы.

Приложение.

ВВЕДЕНИЕ

Великий гуманист и психиатр С.С. Корсаков на рубеже XIX и XX веков писал: "Религиозное чувство в большей или меньшей степени присуще каждому нормальному человеку". Указывая, что это чувство "связано с понятием о высшем Начале, управляющем человеком и миром, и о вечности", что "религия сама по себе не имеет влияния на душевные заболевания", С.С. Корсаков вместе с тем специально подчеркнул, что "принадлежность к некоторым сектам, особенно проникнутым нетерпимостью, изуверством и фанатизмом, а также к таким, в которых религиозный культ соединяется с сильным душевным возбуждением, доходящим до экстаза, способствует развитию душевных заболеваний". Спустя 100 лет, уже на пороге ХХI века, эти положения классика мировой психиатрии стали более чем актуальными.

Действительно, в конце ХХ века на фоне, казалось бы, победы рационалистического атеизма и потери интереса к религии возникла одиозная социальная проблема. Речь идет о ранее неизвестном явлении - бурном распространении культовых новообразований, вовлекших в свою сферу многие миллионы граждан сначала США, затем Западной Европы, а теперь и России. Вскоре обнаружилось, что это явление далеко не безобидно. Повсеместно стали отмечаться негативные последствия деятельности таких новообразований в плане посягательства на интересы личности, семьи, общества и государства.

Основной, психолого-психиатрический, аспект проблемы религиозных неокультов ("сект") будет обсужден в другом разделе. Наряду с этим мы считаем необходимым ввести читателя в курс и других аспектов проблемы культовых новообразований. Многие из них противопоставляют свои объединения семье (если семья не разделяет взглядов неофита); имеются данные о разрушении по этой причине более 250 тысяч семей россиян, соответственно растет число социальных сирот, представляющих собой группу риска в плане развития как психической патологии, так и социальной дезадаптации до уровня криминального поведения. Идеология культовых новообразований направлена на деструкцию национальной духовности, на ее замену собственной системой ценностей. В отличие от традиционных религий, носящих характер "духовной симфонии" (представление, имеющее многовековую историю в отношениях с государством), культовые новообразования противостоят интересам государства в пассивной или активной форме, вплоть до использования своих адептов в шпионских и террористических актах. У ряда "респектабельных" неокультов разработаны планы переустройства мира по своим тоталитарным моделям.

О негативных последствиях деструктивной деятельности культовых новообразований для личности, семьи и общества говорится в Открытом письме, направленном Президенту России Государственной Думой (1996), в информационно-аналитических материалах "О национальной угрозе России со стороны деструктивных религиозных организаций" ("Аналитический вестник". Вып. 28. Серия: Оборона и безопасность - 8.Изд. Аналитического управления аппарата Государственной Думы РФ. М., 1996.) и в ряде других официальных документов.

В них, в частности, приводятся такие примеры, как проникновение американского культового новообразования "Сайентологическая церковь" на оборонные предприятия гг. Обнинска, Перми, в стратегические НИИ Минобороны, в Центр управления полетами, в структуры правительства Москвы.

Имеются сведения о попытках неокультовых организаций провести на выборах 1999 года в Государственную Думу и в региональные законодательные органы своих представителей для лоббирования соответствующих законов, способствующих деятельности этих организаций в России.

Заслуживает внимание мнение экспертов МВД России о том, что культивирование слепого подчинения авторитету, строгая дисциплина, всеобщий контроль за всеми сторонами жизни адепта приводят к тому, что при криминализации верхушки секты она неизменно криминализируется полностью, превращаясь в слепое орудие для реализации любых целей своих руководителей (А.И. Хвыля-Олинтер "Органы внутренних дел в борьбе против правонарушений нетрадиционных религиозных движений – тоталитарных сект"//"Духовность. Правопорядок. Преступность": Материалы научно-практической конференции МВД РФ.- М., 1996. С.126-130.).

В утвержденной 17.12.97. Указом Президента РФ N 1300 "Концепции национальной безопасности Российской Федерации" особо отмечается "необходимость учитывать разрушительную роль различного рода религиозных сект, наносящих значительный ущерб духовной жизни российского общества, представляющих собой прямую опасность для жизни и здоровья граждан России и зачастую используемых для прикрытия противоправной деятельности". То, что тоталитарное сектантство не является частной российской проблемой, подтверждается и рядом международных документов, в частности, об этом говорится в специальной резолюции Европейского Парламента 1996 года: "... определенные секты... постоянно нарушают права человека и совершают преступные деяния, как то: жестокое обращение с людьми, сексуальные домогательства, незаконное лишение свободы, торговля людьми, подстрекательство к насилию, распространение расистских воззрений, уклонение от уплаты налогов, незаконное перемещение капиталов, торговля оружием и наркотиками, нарушение трудового законодательства, незаконная врачебная деятельность...". Кроме того, Европейский парламент "призывает в этой связи государства-члены усилить взаимный обмен информацией для того, чтобы объединить сведения о феномене сектантства...".

Беспокойство мировой общественности по поводу нарастающей угрозы со стороны сект продолжает усиливаться. Об этом достаточно свидетельствуют многие документы.

Из официального пресс-релиза Совета Европы от 22 июня 1999г.:

"Парламентская ассамблея Совета Европы сегодня единогласно приняла рекомендацию, заявляющую о чрезвычайной важности работы по предотвращению распространения опасных сект... Серьезные инциденты, происшедшие в последние годы, заставили настоятельно потребовать, чтобы деятельность групп, обычно называемых сектами (точное определение которых Ассамблея не считает нужным давать), должна проходить с принципами демократических обществ. Поэтому жизненно необходимо иметь доступ к надежной и объективной информации об этих группах..." (Агентство DPA. г. Страсбург, 22 июня 1999.).

Настоящий аналитический обзор как раз и носит такой информационный характер и выполнен в рамках специального раздела Федеральной целевой программы по усилению борьбы с преступностью, утвержденной Постановлением Правительства Российской Федерации N 600 от 17 мая 1996 года.

1. ОТНОШЕНИЕ ПСИХИАТРИИ К ПРОБЛЕМЕ РЕЛИГИОЗНЫХ КУЛЬТОВЫХ

НОВООБРАЗОВАНИЙ ("СЕКТ"). ДИСКУССИИ И СПЕКУЛЯЦИИ НА ЭТОЙ ПРОБЛЕМЕ

В социально-правовом аспекте проблема религиозных культовых новообразований возникла в связи с коллизией между положением "Всеобщей Декларации Прав Человека" о свободе совести и многочисленными протестами пострадавших против деятельности некоторых из этих неокультов. Казалось бы, психиатрия не должна иметь отношения к этой проблеме, поскольку любой человек вправе верить во что угодно. Вместе с тем причинами обращения за помощью к психотерапевтам и психиатрам является не сам факт принятия новой веры, а те психические изменения и расстройства, а также связанные с ними изменения социальной адаптации, которые возникают у адептов в результате участия в деятельности новоявленных религиозных культовых образований.

В связи с этим неслучайно в специальном Постановлении Правительства РФ N 600 от 17 мая 1996г. о Федеральной целевой программе по усилению борьбы с преступностью оказался фрагмент 2.6.4., разработка которого наряду с другими министерствами и ведомствами (включая Генеральную прокуратуру, ФСБ, МВД, Министерство юстиции и иные федеральные структуры) была поручена и Минздравмедпрому РФ. В этом фрагменте указывалось: "Обобщить материалы о влиянии социальных и медицинских последствий деятельности в России иностранных религиозных организаций. Подготовить предложения о порядке осуществления деятельности таких организаций на территории России, а также о мерах ответственности ее руководителей и членов за разжигание межконфессиональной розни, подстрекательство к гражданскому неповиновению групп населения, попавших под их влияние, разработать проект федерального закона "О свободе совести и религиозных организациях". На основании этого Постановления Правительства Минздравмедпром РФ издал приказ № 294 от 23.07.1996. "Об упорядочении проведения медицинской экспертизы факторов риска для здоровья в связи с деятельностью некоторых религиозных организаций". В этом приказе директору Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского было предписано "разработать методические рекомендации по проведению медицинской экспертизы факторов риска для здоровья в связи с деятельностью некоторых религиозных организаций" и "создать на базе Центра постоянно действующую группу по проведению медицинской экспертизы факторов риска для здоровья в связи с деятельностью некоторых религиозных организаций".

Следует сразу обратить внимание на то положение, согласно которому выяснение факторов риска для здоровья, в том числе психического, ни в коем случае не предполагает какого-либо вмешательства психиатров в религиозные ориентации адептов даже тех неокультов, деятельность которых содержит этот риск. Об этом прямо говорится в решении № 4 "Психическое здоровье населения России как проблема национальной безопасности", принятом Межведомственной комиссией Совета Безопасности Российской Федерации 23.07.97. В п. 4 этого решения содержится обращение к Президенту РФ "Потребовать от руководителей органов здравоохранения и правопорядка недопущения использования психиатрии в немедицинских целях, в том числе при взаимодействии с общественными объединениями социальной, расовой, национальной и религиозной принадлежности".

Актуальность психиатрического аспекта исследования негативных медико-социальных последствий деятельности в России некоторых новых религиозно-культовых организаций обозначилась в последние 10 лет, когда в судебно-психиатрическую службу все чаще стали обращаться сотрудники прокуратуры, следственно-судебных и административных органов с просьбой дать рекомендации о возможности возбуждения уголовного дела в отношении той или иной "тоталитарный секты" или о снятии ее с регистрации в связи с причинением вреда здоровью. Эти просьбы обусловлены как жалобами отдельных граждан, чьи родственники, оказавшись вовлеченными в эти "секты", стали обнаруживать психические расстройства, так и обращениями представителей общественных организаций, в первую очередь Комитета по спасению молодежи от деятельности тоталитарных сект.

Конкретным примером может служить постановление следователя по особо важным делам московской прокуратуры, поставившее на разрешение экспертов вопрос: "возможно ли причинение вреда здоровью граждан при применении методик, используемых в Гуманитарном Центре Хаббарда и Сайентологической Церкви Москвы? ".

Судебно-психиатрический аспект этого вопроса состоит в том, что констатация причинения вреда здоровью (в данном случае психическому) является принципиально важной, поскольку только её одной может быть достаточно для возбуждения уголовного дела против культовой организации по ст. 239 УК РФ 1997г. и применения соответствующих статей Закона "О свободе совести и религиозных объединениях", влекущих отказ в ее регистрации или запрет на ее деятельность.

Одновременно участились и экспертизы, перед которыми ставились прямые вопросы по конкретным уголовным и гражданским делам о сопряженности неокультовых учений и деятельности неокультовых организаций с психическими расстройствами и юридически значимыми действиями адептов, участились также посмертные экспертизы сектантов, покончивших жизнь самоубийством. К примеру, по факту убийства православного священника адептом секты Сознание Кришны в числе вопросов, поставленных перед экспертами, был и такой: "Насколько могло оказать влияние на поведение подэкспертного в исследуемой ситуации его убеждение в верности богу Кришне? ". Сходные вопросы ставятся и по гражданским делам, касающимся причинения материального ущерба или вреда здоровью. Так, по иску матери больной И., члена секты "Свидетели Иеговы", перед экспертами судом были поставлены вопросы: "Возникло ли психическое заболевание у И. в результате действий представителей организации "Свидетелей Иеговы"?; оказывали ли представители данной организации отрицательное влияние на течение психического заболевания у И.? ".

Вокруг вопроса о влиянии деятельности культовых новообразований на психическое здоровье идет, можно сказать без преувеличения, ожесточенная борьба. С одной стороны, многочисленные случаи психических расстройств у лиц, вовлеченных в тоталитарные, деструктивные религиозные группы и организации, свидетельствуют о явном вреде деятельности этих "сект" для психического здоровья, с другой - имеют место как отдельные заявления психиатров о том, что пребывание в "секте" не имеет какого-либо отношения к психическому здоровью, так и хорошо организованные групповые выступления, проводимые под руководством Независимой психиатрической ассоциации (НПА).

Следует подчеркнуть, что многие из появившихся в последнее время религиозно-культовых образований имеют хорошо организованные международные структуры и мощные, превосходящие традиционные конфессии, финансовые возможности (в распоряжении некоторых из них есть даже предприятия по производству оружия). Огромные финансовые вливания дает издательская деятельность. Тиражи пропагандистской литературы, например, трудов Р. Хаббарда, исчисляются миллионами, лишь немного меньшие объемы имеет видеопродукция. Мало того, с этой целью выпускаются даже широкоформатные фильмы. Примером может служить один из последних кинобоевиков "Поле битвы - Земля", цель которого не только развлечь зрителя и заработать деньги, но и ознакомить как можно больше людей с идеей основателя сайентологии. Преподобный Сан Мен Мун, создатель Церкви Объединения, для пропагандирования своего учения также использовал возможности Голливуда, но теперь он пошел дальше. В июне 2000 года он купил известное агентство новостей ЮПИ, несмотря на то, что ему уже принадлежала компания, издающая "Вашингтон таймс" и несколько ежедневных газет в разных странах мира.

Неограниченные финансовые возможности позволяют ряду неокультов ангажировать журналистов, юристов, религиоведов, общественных деятелей и политиков, создавать соответствующие "независимые" общественные организации и проводить "независимые экспертизы" для своей защиты, при этом ключевыми фигурами оказались психиатры как специалисты, способные дать профессиональные экспертные заключения относительно причинения вреда психическому здоровью. Так, например, в 1969 году Церковью Сайентологии была создана "Гражданская Комиссия по Правам Человека", которая, по ее утверждению, имеет 130 отделений в 30 странах. В период проведения ХIII съезда психиатров России (октябрь 2000г.) среди делегатов эта "гражданская комиссия" распространяла "Открытое письмо ХIII съезду психиатров России" под названием "Разумные решения для неблагополучного мира", в котором поучала психиатров основам психиатрии.

В этой ситуации отчетливо проявилась деятельность российской Независимой психиатрической ассоциации (НПА). Эта организация как сектозащитная впервые заявила о себе на судебном процессе по делу созданной Секо Асахарой секты АУМ Синрикё и вполне могла выиграть процесс, доказав "безобидность" этого тоталитарного неокульта, если бы не своевременно подоспевшие сообщения о террористических акциях в токийском метрополитене, проведенных учениками Асахары, и последующие разоблачения, показавшие среди прочего и наносимый вред здоровью самих сектантов. О «принципиальности» НПА свидетельствует имеющееся в материалах прокуратуры по делу Аум Синрекё письмо от 18 мая 1995 года, адресованное в Московский исследовательский центр по правам человека Б.Л. Альтшулеру бывшим вице-президентом НПА, руководителем экспертной программы НПА Э. Гушанским, в котором указывается, что "... деятельность Ю. Савенко по защите АУМ Синрикё является примером грубой политизации психиатрии и злоупотребления ею, что несовместимо с принципами Независимой психиатрической ассоциации и правозащитного движения. В НПА отсутствует гласность, не проводятся отчеты о финансовой деятельности, царят произвол ее председателя, его недоверчивость и амбициозность, распространяются сплетни и собирается досье на независимых в своих суждениях ее членов.... Я отгораживаюсь от действий ее президента, связанных с выполнением заказа АУМ Синрикё... В отместку за такое "инокомыслие" НПА единогласно исключил меня из членов ассоциации".

С тех пор методы деятельности Независимой психиатрической ассоциации России под руководством Ю. Савенко не изменились. Практически в каждом номере журнала публикуются статьи в защиту новых культовых организаций и движений, НПА проводит специальные семинары, обрушивается с некорректными обвинениями на психиатров, выступающих против деструктивной деятельности неокультов. Характерно, что сектозащитная деятельность "независимых психиатров" сочетается с нападками на традиционные религии, при этом утверждается, что между ними и неокультами нет принципиальных различий.

Более того, в последнее время сектозащитниками развернута в средствах массовой информации активная кампания с целью дискредитации официальной психиатрии, озабоченной проблемой распространения неокультов. При этом вновь поднята шумиха о "карательных традициях" отечественной психиатрии, теперь уже не в отношении диссидентов, а "инаковерующих". Все чаще в публикациях "независимых психиатров" навязываются представления о том, что официальная психиатрия "призывает к психиатрическим и уголовным преследованиям сектантов", предлагает свои "карательные услуги" православной церкви. Так, помощник депутата Госдумы В. Борщова Л. Левинсон на страницах "Независимого психиатрического журнала" (№ 1.1998, с. 49) утверждает, что якобы существует "госзаказ" на превращение психиатрии "в аппарат преследования инаковерующих". Он и до этого со своим шефом - известным экс-депутатом Госдумы Г. Якуниным распространял эту "информацию" в обращениях к членам Федерального собрания РФ и СМИ. Но теперь дело дошло до явно нелепых клеветнических обвинений официальной психиатрии в том, что она "навязывает" церкви свои услуги по "психофармакологическому возвращению сектантов в лоно православия".

На состоявшихся в октябре 2000 года XIII съезде психиатров России и Х съезде НПА вновь повторялись обвинения "независимых" психиатров в "карательной деятельности" официальной психиатрии в отношении инаковерующих. На съезде НПА это утверждал не только Ю.С. Савенко, но и В.В. Борщев, ныне ставший председателем Постоянной Палаты по правам человека при Президенте РФ, однако он уклонился от просьбы автора настоящего "Обзора" подтвердить это обвинение какими либо конкретными фактами.

Публикации и заявления НПА дали основание некоторым правозащитным организациям (РОО содействия утверждению свободы совести в обществе, Московская хельсинская группа, Христианское социальное движение) в опубликованном документе "О нарушении прав человека в сфере свободы совести в Российской Федерации" (Москва, 1998) выделить специальный раздел "Инициативы по возрождению карательной психиатрии", в котором утверждается: "Не имея легальных оснований для преследования верующих, противники свободы совести в России ведут деятельность по возрождению карательной психиатрии и введению в медицинскую практику американской методики депрограммирования. Особую активность в этом направлении проявляет профессор ГНЦ им. Сербского, доктор медицинских наук Федор Кондратьев, в течение более 30 лет занимавшийся работой по обоснованию и практическому применению психиатрического террора в отношении диссидентов советских лет", который теперь "предпринимает усилия по возрождению карательной психиатрии". Грубая ложь, клевета, содержащаяся в этом документе, политические спекуляции на теме жертв сектантской деятельности очевидны уже потому, что проф. Ф. Кондратьев не только не "обосновывал применение психиатрического террора", но и не провел ни одной судебно-психиатрической экспертизы диссидентам (хотя бы потому, что никогда не был сотрудником "специального" отделения Института им. В.П. Сербского, где проходили освидетельствование лица по направлению органов КГБ, и не имел "допуска секретности" для этой работы). Соответственно, нет и каких-либо фактов, подтверждающих "возрождение системы карательной психиатрии". Это такая же клевета и политическая спекуляция, поскольку никто в России американские методики депрограммирования не проводил и не мог проводить в системе здравоохранения.

Вся эта "информация" попадает в хельсинские и подобные правозащитные группы со страниц "Независимого психиатрического журнала". В одном из его последних номеров (№ 3, 1999, с. 49) даже публикуется "Открытое письмо НПА Генеральной Ассамблее ХI конгресса ВПА" (Всемирной психиатрической ассоциации), в котором говорится: "Со всей ответственностью перед совершаемым этим заявлением шагом считаем необходимым обратить внимание Генеральной Ассамблеи ВПА на возобновившееся в России с 1994-1995 гг., ставшее широкомасштабным и не ослабевающим до настоящего времени, очередное использование психиатрии в немедицинских целях. На этот раз для подавления не инакомыслящих, а инаковерующих". Это "Открытое письмо" заканчивается призывом к ВПА принять следующий текст Обращения: "Всемирная психиатрическая ассоциация выражает обеспокоенность инициацией многочисленных судебных исков к различным религиозным организациям в России за якобы "причинение ими грубого вреда психическому здоровью и болезненное изменение личности". Всемирная психиатрическая ассоциация выражает солидарность с позицией Независимой психиатрической ассоциации России и Российского общества психиатров относительно недопустимости вовлечения психиатров в проблемы, выходящие за пределы их профессиональной компетенции."

Это обращение принято не было, но нельзя сказать, что оно не было использовано для очернения российских психиатров и всей ситуации с правами человека в России.

Дело в том, что информация, получаемая ОБСЕ, который, в частности, делает выводы о соблюдении свободы вероисповедания, преимущественно основана на докладах организаций по защите прав человека. Одна из таких самых влиятельных организаций - Международная Хельсинская федерация по правам человека. В марте 1999 года в её ежегодном отчете по правам человека указывалось, что закон "О свободе совести и религиозных объединениях" якобы является "явным нарушением российской Конституции", а в России нарушаются права граждан на свободу вероисповедания. Основанием для такого вывода служила информация московской хельсинской группы в уже упомянутом документе "О нарушении прав человека в сфере свободы совести в Российской Федерации", подготовленном на "фактах" приведенных выше. Тем же путем в марте 1999 года в резолюцию Европейского парламента попала информация, содержащая озабоченность по поводу "существующего в настоящее время возрождения религиозной нетерпимости и актов дискриминации" и напоминание российскому правительству об обязательствах по правам человека, данных Россией при подписании Договора о партнерстве с Европейским сообществом при вступлении в Совет Европы.

Широкое, до международного уровня распространение таких "документов" преследует и другую, кроме очернительства, цель. Здесь очевидны попытки оказывать давление на руководство российской психиатрии, на Минздрав с целью полного отстранения отечественных психиатров от участия в помощи жертвам деструктивных неокультов.

Нельзя не связать упомянутые громогласные клеветнические заявления НПА о нарушении прав человека в сфере свободы совести в России с тем, что в 1999 году в США начал действовать закон, предусматривающий контроль за состоянием религиозной свободы за рубежом. Ежегодно к 1 мая специальная комиссия будет представлять доклад президенту США, который отныне наделен определенными полномочиями в отношении стран, где допускается дискриминация тех или иных религиозных образований. В числе этих полномочий наряду с официальными демаршами запрет на выделение кредитов американскими банками и ограничение помощи со стороны международных финансовых институтов. Роберт Сейпл, специальный посол Госдепартамента США по вопросам свободы религий в мире, осенью 2000 года во время сессии ОБСЕ вновь заявил, что в России "ущемляются права религиозных меньшинств".

Вышеперечисленные факты такой широкомасштабной, до международного уровня, борьбы вокруг проблемы культовых новообразований должны продемонстрировать ответственность при решении вопросов об оценке деятельности современных неокультов.

Международные документы о правах человека, принятые органами ООН и большинством европейских стран после 1948 года, основаны на принципах, провозглашенных Всеобщей декларацией прав человека. В то время как Всеобщая декларация прав человека возложила на все страны нравственные обязательства, Европейская Конвенция по правам человека, вступившая в силу в 1953 году, возлагает ответственность по защите прав человека на государство.

В статье 9 Европейской Конвенции по правам человека говорится:

"1. Каждый имеет право на свободу мысли, совести и религии; это право включает свободу менять свою религию или убеждения как индивидуально, так и совместно с другими лицами, публичным или частным порядком, в богослужении, учении и отправлении религиозных и ритуальных обрядов".

"2. Свобода исповедовать свою религию или свои убеждения подлежит лишь таким ограничениям, которые установлены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах общественного спокойствия, охраны общественного порядка, здоровья и нравственности или для защиты прав и свобод других лиц"

Европейский Суд по правам человека при слушании дела "Манусакис против Греции" в сентябре 1996 года определил: "Государство не имеет право выносить решение о том, что является, а что не является религией. Достаточно того, что организация верующих честно признает себя религией". Было установлено: "Защита права человека на свободу религии не ограничивается широко распространенными и признанными в мире религиями, но также применяется и к редким и практически неизвестным верованиям. Религия, таким образом, понимается в широком смысле". В некоторых документах даже говорится, что свобода совести должна охраняться и давать возможность действовать согласно своим религиозным убеждениям в рамках надлежащих ограничений и в тех случаях, когда этих убеждений придерживается всего один человек.

Конечно, все это действительно уважение к правам человека, направленное на защиту свободы совести. Однако психиатрам хорошо известны психозы с религиозным бредом. Им были посвящены целые разделы руководств по психиатрии в XIX веке. Также описывалась способность больных индуцировать окружающих своей бредовой идеей о том, что они – новые боги, и окружающие начинали в это верить, создавались "религиозные" общины. Такие случаи встречаются и в наше время (а в прошлом они действительно приводили к новым религиозным движениям). Если больной с бредом захочет зарегистрировать свою "религию", несмотря на всю абсурдность ее содержания и, более того, на клинически достоверно установленный диагноз психического заболевания, то, как тут быть? Отказ в регистрации - повод для жалобы в ОБСЕ и Европейский суд по правам человека о дискриминации его религии. Регистрация нового религиозного объединения, основанного на очевидном бреде, - явный нонсенс.

Еще В.С. Соловьев, один из выдающихся представителей русской интеллектуальной элиты, писал: "Государство не должно защищать истину принудительными мерами не потому только, что истина не нуждается в такой защите, но главным образом потому, что само государство вовсе не призвано и не способно решить вопрос об истинности тех или других мыслей..." (В.С. Соловьев. Сочинения в двух томах. - М., 1989. – Т.1. – С. 462). Но ведь кто-то должен отличить истину от бреда, а констатация бреда - это профессиональная прерогатива психиатров. И в этом плане они, согласно Европейской Конвенции по правам человека, должны действовать в интересах общественного спокойствия, охраны общественного порядка, здоровья и нравственности или в целях защиты прав и свобод других лиц.

Ключевым является вопрос: кто и как определяет эту необходимость "в интересах общественного спокойствия, охраны общественного порядка, здоровья и нравственности или для защиты прав и свобод других лиц" "ограничивать свободу исповедовать свою религию или свои убеждения". Конечно, для этого должны существовать экспертные комиссии, которые по каждым конкретным случаям в отношении конкретного культового новообразования этот вопрос решают. И конечно, далеко не во всех случаях такие экспертизы должны возлагаться на психиатров.

Примером может служить "Заключение о вероучении и деятельности в Российской Федерации организации "Брахма Кумарис Всемирный Духовный Университет", которое было подготовлено по запросу Главного управления юстиции г. Москвы (№ 5/3734-00 от 28 марта 2000 г.) экспертной группой в составе кандидата философских наук И.А. Галицкой, кандидата педагогических наук И.В. Метлик, доктора юридических наук, профессора кафедры государственного строительства и права Российской академии государственной службы при Президенте РФ М.И. Кузнецова. Это заключение, являясь результатом комплексного научного аналитического исследования, подготовленного с привлечением специалистов в различных областях науки на основании фактических материалов изученного объекта – организации "Брахма Кумарис Всемирный Духовный Университет", гласит:

" 1. Организация "Брахма Кумарис Всемирный Духовный Университет" является нетрадиционным религиозным движением с деструктивным, а по некоторым вопросам и человеконенавистническим вероучением, составленным на основе синкретического (внутренне противоречивого) синтеза ряда представлений из индуизма и оккультизма.

2. Это относительно новый религиозный культ, основанный на безусловном поклонении и следовании учению обожествленного лидера секты (ядра лидеров в настоящее время, после смерти основателя).

3. Религиозное вероучение и практика деятельности "Брахма Кумарис Всемирный Духовный Университет" содержит признаки тоталитарного культа.

4. Имеются очевидные аналогии в вероучении и деятельности организации "Брахма Кумарис Всемирный Духовный Университет" с вероучениями и деятельностью ряда подобных новых религиозных направлений и культов, оцениваемых специалистами, общественностью, государственными органами ряда стран как деструктивные ("Церковь Объединения" Сан Мен Муна, "Свидетели Иеговы", "Международное общество Сознания Кришны", организации последователей Шри Чинмоя и др.).

5. Пропаганда религиозного вероучения организации "Брахма Кумарис Всемирный Духовный Университет" и ее деятельность в российском обществе ("просветительская", "образовательная", "миротворческая" и т.д.) носят деструктивный характер в отношении отечественной культуры, института семьи, государства, интересов российского общества в целом.

6. Деятельность организации "Брахма Кумарис Всемирный Духовный Университет" способствует разрушению семей и создает надуманные препятствия для молодежи в создании полноценной семьи.

7. Образовательная деятельность организации "Брахма Кумарис Всемирный Духовный Университет" препятствует гражданскому воспитанию детей и молодежи - выработке ценностного отношения к национальной культуре, Родине, государству, отечественному культурному наследию в целом.

Проведенное комплексное междисциплинарное исследование религиозного вероучения, принципов построения и деятельности в России организации "Брахма Кумарис Всемирный Духовный Университет" позволяет сделать вывод о том, что деятельность этой организации в России является деструктивной (разрушительной) в отношении традиционных нравственных ценностей народов России, социального института семьи, Российского государства.

8. Осуществляемая представителями этой организации в Российской Федерации как иностранными гражданами, так и российскими адептами культа, привлеченными к работе в структурах организации, миссионерская деятельность, основанная на религиозно-мистических, антинаучных, абсурдных и асоциальных идеях и представлениях:

8.1. оказывает отрицательное воздействие на психологическое состояние (рациональное, логическое мышление) и духовное здоровье детей;

8.2. способствует разрушению семей и деградации социального института семьи в российском обществе;

8.3. возбуждает религиозную рознь и провоцирует рост межконфессиональной напряженности;

8.4. вводит в заблуждение государственные органы и общественные организации, осуществляющие контакты с представителями организации "Брахма Кумарис Всемирный Духовный Университет", относительно реального характера своего вероучения и деятельности;

8.5. не соответствует целям и задачам, заявленным при официальной регистрации организации "Брахма Кумарис Всемирный Духовный Университет" в органах юстиции России."

Изучение этого тщательно подготовленного документа убеждает в полной аргументированности представленных выводов. Однако и оно было воспринято сторонниками религиозных свобод как дискриминационное.

В настоящее время в России сложилась ситуация, когда любая из противоборствующих сторон (тех, кто обеспокоен деятельностью "сект" и тех, кто ратует за их полную либерализацию) может найти себе соответствующих экспертов-психиатров, психологов, религиоведов и других специалистов сообразно своим интересам или же дать ссылку на авторитетный источник. При этом нельзя не обратить внимания на то, что публикации, претендующие на научное обоснование "безобидности" сектантских практик, явно грешат тенденциозностью. Как будет показано ниже, члены сект "запрограммированы" демонстрировать счастье от своего участия в жизни неокульта. Кроме того, они не имеют права обращаться за какими-либо консультациями без разрешения старших ("наставника", "надзирателя" и п. т.), а уж последние-то знают, какое заключение дадут упомянутые "независимые психиатры" и какое - действительно объективные эксперты официальной психиатрии. Автор настоящего "Обзора" неоднократно договаривался с адептами, например, секты "Свидетели Иеговы" о консультативных встречах, но всякий раз их надзиратели запрещали такие встречи. В то же время журнал НПА публикует свои данные о значительном числе добровольно пришедших на обследование адептов этой секты, и, естественно, у них с психикой оказалось все в порядке. О том, как появляются подобные "научные" заключения НПА свидетельствует Э. Гушанский, бывший вице-президент НПА, руководитель экспертной программы НПА: "После судебного заседания 6.03.95г. Савенко организовал осмотр 30 монахов АУМ Синрикё специалистами-психиатрами по запросу "Комитета по защите религии" (президент - Д.А. Сапрыкин). На самом деле этот комитет существовал под крышей АУМ Синрикё, а его президент был активным деятелем этой организации, личным переводчиком С. Асахары. Обследования касались психического состояния монахов. Выводы же, которые сделал Ю. Савенко, относятся не к психическому состоянию обследованных, а к деятельности АУМ Синрикё: "Деятельность АУМ, в той части, с которой мы сталкивались, называть "антисоциальной" неадекватно". Далее Э. Гушанский добавляет: "Обследования не носили комиссионный характер, протоколы психического состояния монахов не содержали каких-либо социологических выводов. Общее заключение, которое составил Савенко, не обсуждалось собранием подписантов...на них... было оказано президентом НПА психологическое давление".

Проблема усугубляется и тем, что такие ключевые слова, как "религия", "секта", "тоталитарная секта", "деструктивная секта", "вред здоровью" не имеют однозначных смысловых нагрузок, что позволяет использовать двойные стандарты при их интерпретации. Все это сбивает с толку общественность, затрудняет правильную ориентацию как психиатров, не соприкасавшихся с этой проблемой, так и правоохранительных органов, которые начали сталкиваться с ней в своей практической деятельности.

Сказанное обусловливает необходимость более глубокого анализа проблемы культовых новообразований, в том числе более точного определения объекта исследования, причин быстрого распространения на отечественном духовном поле "нетрадиционных религий", особенно деструктивно-тоталитарных "сект", и взвешенного решения вопроса о влиянии их деятельности на психическое здоровье.
  1   2   3   4   5   6   7

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Проблема религиозных культовых новообразований (\"сект\") в психолого-психиатрическом аспекте аналитический обзор iconУчебно-методический комплекс дисциплины Психолого-педагогический...
«Психолого-педагогический практикум», должен: иметь представление: о психолого-педагогической деятельности, решение психолого-педагогических...

Проблема религиозных культовых новообразований (\"сект\") в психолого-психиатрическом аспекте аналитический обзор iconМ. Сергеева государственные и муниципальные библиотеки иркутской...
Г 72 Ежегод аналит обзор / Иркут обл гос универс науч б-ка; Иркут обл юнош б-ка

Проблема религиозных культовых новообразований (\"сект\") в психолого-психиатрическом аспекте аналитический обзор iconМ. Сергеева государственные и муниципальные библиотеки иркутской...
Г 72 ежегод аналит обзор / Иркут обл гос универс науч б-ка; Иркут обл юнош б-ка

Проблема религиозных культовых новообразований (\"сект\") в психолого-психиатрическом аспекте аналитический обзор iconАналитический обзор
Подключенность к централизованной сети электропередач − сельские и городские районы 8

Проблема религиозных культовых новообразований (\"сект\") в психолого-психиатрическом аспекте аналитический обзор iconАналитический обзор
Влияние мигрантов на криминогенную обстановку на территории Республики Башкортостан

Проблема религиозных культовых новообразований (\"сект\") в психолого-психиатрическом аспекте аналитический обзор iconАналитический обзор
Влияние мигрантов на криминогенную обстановку на территории Тюменской области

Проблема религиозных культовых новообразований (\"сект\") в психолого-психиатрическом аспекте аналитический обзор iconСправочно-аналитический обзор
Сахалинского управления Ростехнадзора с обращениями граждан за 1-й квартал 2013 года

Проблема религиозных культовых новообразований (\"сект\") в психолого-психиатрическом аспекте аналитический обзор iconАналитический обзор
Уфмс россии по Томской области по реализации государственной политики в сфере миграции в регионе

Проблема религиозных культовых новообразований (\"сект\") в психолого-психиатрическом аспекте аналитический обзор iconАналитический обзор состояния финансового рынка уральского федерального округа
Саморегулируемые организации на финансовых рынках

Проблема религиозных культовых новообразований (\"сект\") в психолого-психиатрическом аспекте аналитический обзор iconОсновы государственного управления
Информационно-аналитический обзор изменений федерального законодательства май 2013 года

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Юриспруденция



При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
urist-edu.ru
..На главную