Джей Лоусон. Квазикхуздул. Перевод Гнома-Полуэльфа. О кхуздуле и «квазикхуздуле»




НазваниеДжей Лоусон. Квазикхуздул. Перевод Гнома-Полуэльфа. О кхуздуле и «квазикхуздуле»
страница5/11
Дата публикации24.11.2013
Размер1.61 Mb.
ТипДокументы
urist-edu.ru > Законы > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11
, вместо задненебного (велярного) или язычкового (увулярного) фрикатива. В Приложении E к «Властелину колец» Толкин пишет, что - звонкий фрикатив в черном наречии и орочьем языке, но никакого упоминания о кхуздуле не сделано. Имя Azaghâl - единственный пример, что мы имеем, где обнаружено в кхуздуле. Так как -âl не напоминает семитские агентивные суффиксы, и нет ни одного шаблона вокализации в арабском языке, подобного aCaCâC, что мы видим в Azaghâl, кажется менее вероятным, что - действительно фонема кхуздула. Если бы в кхуздуле также не было звонкого задненебного (велярного) фрикатива , это сделало бы язык довольно подобным современному ивриту и идишу, по крайней мере в этом диапазоне согласных. По моему мнению, кажется вероятным, что Толкин мог быть знаком с евреями-ашкенази Германии, слышал их язык, и хотел, чтобы кхуздул подражал ему в некоторой степени.

Все это указывает на возможность, что Azaghâl мог быть разделен на два элемента: azag и hâl. Это больше похоже на другие примеры слов кхуздула и также более близко подражает арабской морфологии. Тогда вопрос, что означали эти два слова?

Возвращяясь к идее арабского laqab и к тому, что мы знаем о Азагхале, лучшее, что я могу предположить, состоит в том, что azag - "дракон", и hâl - "шлем". Кажется, что Драконий шлем Дор-Ломина, возможно, был чем-то вроде символа положения в обществе для Азагхала, учитывая, что Телхар (или Телчар) выковал это, "на нем были высечены руны победы", и у него была сила, "которая охраняла любого, кто носил его, от раны или смерти". Это была, таким образом, достойная плата Маэдросу за того, что тот спас его жизнь. С изображением Глаурунга на гребне шлема он мог быть довольно узнаваемым, и таким образом, Азагхал, возможно, вполне легко мог стать тесно связанным со шлемом, и наоборот. По этим причинам кажется подходящим, что Azaghâl мог стать известным как "Драконий шлем", подобно тому, как Торин был «Дубощит».

Поскольку шлем "вселял страх в сердца всех видевших его", я явно рассматривал возможность, что Azaghâl мог иметь в виду "Шлем страха". Однако, Турин был в конечном счете известен под этим именем, когда он стал носить шлем, и кажется более вероятным, что имя Azaghâl означало что-то другое. " Драконий шлем " также, кажется, мне, более "овеянным славой" именем, более подходящим повелителю гномов. У Azaghâl могли вполне легко быть другие значения кроме " Драконьего шлема ". Однако, это, по крайней мере, логично и соответствует немногим косвенным доказательствам. В отсутствие другой информации, это - мое лучшее предположение.

Azag - тогда - "дракон", существительное единственного числа, именительного падежа, составная форма.

Hâl - "шлем", существительное единственного числа, именительного падежа, неопределененного состояния.

Сильмариллион, гл 20, стр. 193

Неоконченные сказания, Narn i Chîn Húrin, стр. 80
Barazinbar

Barazinbar - гора Красный рог (Redhorn), или Карадрас (Caradhras), как известно, на синдарине. Это - одна из трех гор Мории, самая северная и самая высокая. Гномы называли её просто "Baraz", для краткости. Карен Уинн Фонстэд отмечает в «Атласе Средиземья», что в Баразинбар, возможно, были месторождения минералов, которые давали горе красноватый оттенок, что отличало её от окружающих предгорий и гор.

В каждом источнике относительно этого имени Толкин говорит, что baraz является, "вероятно, «красный» или «красноватый»". Это могло сделать это слово прилагательным. Поскольку оно найдено как первый элемент в составном слове, оно также очень вероятно в составной форме, параллельно Khazad-dûm. Однако, обычное, неопределенное состояние, вероятно, не barâz, как вы могли видеть в Khazâd, так как то - множественное число. Если неопределенное состояние было bâraz, то в составной форме долгий гласный Â уменьшился бы до швa, или ë или ü, следуя написанию, что я определил на этом сайте. Таким образом, составная форма была бы bëraz или büraz. Возможно, что первое А в baraz является фактически звуком швa. Однако, образец CaCaC найден в другом месте в Tumunzahar, где это не была бы составная форма, и в Narag-zâram. Слово narag очевидно становится далее сокращенным до narg-в Nargûn, что мне указывает, что, вероятно, первый слог под ударением, а не второй. Если это так, тогда менее вероятно, что первое А в baraz не под ударением, и поэтому сокращается в составной форме. Следуя этому, самая легкая интерпретация здесь, по другим примерам - то, что CaCaC - действительный шаблон для кхуздула, и обычно применяется к прилагательным.

По моему мнению, тогда baraz - "красный, красноватый", единственного числа, именительного падежа, в составной форме.

Также в толкованиях Barazinbar, Толкин дает перевод для inbar "рог". Он объясняет, говоря, что Barazinbar ", кажется, был огромной горой, сужающейся вверх (как Маттерхорн)...". Интересно, что в «Измене Изенгарда», стр. 174, радикалы для корня inbar даны как M-B-R. В арабском языке /n/ ассимилируется к /m/ когда рядом /b/. В дополнение к этому, у Толкина обычно было /n/, ассимилирующееся к /b/ в большинстве его языков, включая адунайский. Ангертас даже имеет руну 7 со значением MB, показывая его частоту употребления. Могло быть странно что радикалы были M-B-R и затем диссимилировались от imbar до inbar. Однако, отмечено в Parma Eldalamberon XVII, стр 35, что "основа для inbar была дана неправильно как MBR." Мы можем, вероятно, сказать, что корень - действительно N-B-R, и N, вероятно, ассимилируется к М в разговорном Кхуздул (как если бы это было imbar), но это не отражено в письме.

Другая достойная внимания особенность inbar – его шаблон гласных iCCaC. В Приложении F «Возвращения Короля» Толкин говорит, что руна Ангертас 35, « ' (ясное или гортанное начало слова с начальным гласным, что проявляется в кхуздуле)», для которого мы знаем подходящие примеры из семитских слоговых структур. Гортанный взрывной, ' , считают уникальным согласным в семитских языках. В арабском языке шаблонам слова весьма свойственно использовать шаблон, который начинается с гортанного взрывного и после включает другие согласные корня. Как пример, часто используемый шаблон множественного числа там 'aCCâC. При написании inbar отдельно, мы должны соответствуя терминологии написать его как 'inbar. Однако, сам Толкин, кажется, вообще никогда не делал этого, таким образом, я не думаю, что мы должны подчеркивать это. В любом случае, можно отметить, что при вхождении в сложное слово, гортанный взрывной удаляется, таким образом, мы получаем Barazinbar вместо Baraz'inbar.

Толкин никогда не называет inbar как-либо иначе чем "рог", и так как это относится к горе, оно, явно и несомненно, в единственном числе. Кроме того, так как это - второй элемент, оно должно быть в неопределенном состоянии, не в составной форме.

Inbar тогда должно быть "рог", единственного числа, именительного падежа, в неопределенном состоянии.

Barazinbar - таким образом сложное слово, показывает порядок слов прилагательное-существительное.

«Властелин колец, Братство кольца» (The Lord of the Rings, The Fellowship of the Ring), Книга II, гл. 3

«Властелин колец: Компаньон читателя» (The Lord of the Rings: A Reader's Companion), стр. 267

«Измене Изенгарда» (The Treason of Isengard), стр. 174, 432

Parma Eldalamberon XVII: Words, Phrases and Passages, стр. 35
Baruk Khazâd!

Это - известный боевой клич "Топоры гномов!" Толкин заявляет в Приложении F, что гномы использовали его "на многих полях сражений, когда мир был молод." Гимли использовал его в Битве в Хельмовом ущелье, наряду с другой половиной Khazâd ai-mênu!

Мы знаем из нескольких источников, что Khazâd - название гномов для их собственной расы. Это тогда могло быть именем собственным. Арабский язык рассматривает имена собственные как синтаксически и семантически определенные (как «Гномы», the Dwarves). Это - так, даже когда нет определенного артикля перед словом. Мы не видим такого здесь, даже при том, что перевод - "эти гномы" (the Dwarves). Я предполагаю, что слово "the" в переводе (неопределенный артикль в английском) просто из-за особенностей английского языка. Если бы мы сказали "Топоры гномов!", вопрос был бы "Которых гномов?" Вместо этого в английском языке, когда мы говорим о всей, определенной группе, такой как эта, мы добавляем "the (этот)" (неопределенный артикль в английском языке). Если кхуздул следует примеру арабского языка и рассматривает имена собственные как определенные, независимо от присутствия определенного артикли, то действительно кхуздул мог выйти из положения, не показывая определенный артикль здесь и все еще имея английский перевод "Гномы (the Dwarves)". Я полагал, что определенное состояние, возможно, было обозначено изменениями гласного, такими, что были в khazad "гномы (Dwarves)" и Khazâd "Гномы (the Dwarves)". Однако, Толкин говорит, что khazad - фактически " составная форма ", и это лучше соответствует тому, что мы знаем об иврите и арабском языке. Khazâd, вероятно, используется и для определенного и для неопределенного состояния, состояние будет определено контекстом от говорящего. Определенный артикль, если принять его существование в кхуздуле, мог фактически использоваться, при разговоре об определенном подразделении гномов, как в "Гномы, что вырыли Менегрот (the Dwarves who ransacked Menegroth)".

В Parma Eldalamberon XVII, стр. 35, мы находим, что "именем гномов для них самих было KhZD с различными вокализациями: очевидно ед.ч. Khuzd-, мн.ч. Khazâd, составная форма khăzăd." (Здесь, ă обозначает краткий гласный.) Мы знаем тогда, что Khazâd - множественное число, и что оно здесь не в составной форме. Поскольку это - второй элемент в выражении, что является, наиболее вероятно, примером фразы построенной в семитском стиле, имеет смысл, что он был не в составной форме (см. подробнее по этому вопросу ниже). Мы также видим ту же самую форму в сопутствующей фразе Khazâd ai-mênu, которая показывает, что в обоих местах это находится в форме именительного падежа.

Khazâd тогда анализируется как" эти гномы ((the) Dwarves)", множественное число, именительный падеж, и определенное (как имя собственное) или неопределенное (в зависимости от контекста) состояние.

Первое слово, baruk, переведено Толкином, оин раз просто как "топоры", без любой дополнительной информации. В Parma Eldalamberon XVII, стр 85, сказано "... baruk было множественным числом от bark 'топор'...". Мы можем видеть, что это - множественное число, но снова нет никакого намека на падеж или состояние. Учитывая, что перевод фразы - "Топоры гномов!", это выглядит подобным сопряженному состоянию в семитских языках. В библейском иврите, в частности, первое слово сочетания помещалось в сопряженное состояние (или "связанную форму"), чтобы указать на отношения родительного падежа, как "X от Y". Возможно, что шаблон CaCuC является формой сопряженного состояния или родительного падежа CaCâC от Khazâd. Однако, у формы единственного числа есть вокализация CaCC, отличающаяся от CuCC в Khuzd. Это, и еще то, что Толкин не дает дополнительной информации, показывает мне, что baruk – иной шаблон нежели Khuzd / Khazâd.

Более вероятно, что кхуздул следует образованию сопряженного состояния в иврите, в котором сокращаются гласные. Это сокращение гласного происходит из-за потери ударения, потому что два слова становятся почти как одно сложное слово. Действительно, два элемента сопряженного сочетания в семитских языках не могут быть разделены никаким другим словом, включая прилагательные. Основываясь на этом ходе мыслей, очень возможно, что в неопределенном состоянии находится barûk, подобное shathûr из Bundushathûr. Так как Толкин ничего не говорит о том, что baruk было составной формой, я думаю, что наиболее вероятно baruk является формой обычного, неопределенного состояния для "топоры". Основываясь на этой форме и смотря на правила иврита для сокращения гласного, составная форма могла также быть baruk. С двумя состояниями, являющимися идентичныме по форме, становится более вероятным, что Толкин не мог бы предложить дальнейшее разъяснение перевода слова "топоры". Как в (библейском) иврите, сопряженное выражение может, в некоторых случаях, быть обозначено просто приложением существительных (помещенных рядом друг с другом) без дальнейших очевидных изменений. Ударение (акцент) в произношении может все же измениться немного в речи.

Как пдобавочное примечание, shathûr "облака" и шаблон вокализации CaCûC, возможно, не является истинной формой множественного числа, так или иначе. Для дополнительной информации см. Bundushathûr.

Я могу сказать, что baruk - "топоры", форма множественного числа, именительного падежа, составная форма, и также имеет тот же вид, что и форма множественного числа, именительного падежа, неопределенного состояния.

Вся фраза "Baruk Khazâd!" может таким образом интерпретироваться как сопряженное выражение, подобное найденному в библейском иврите, используемое для указания на отношения родительного падежа, как в "X от Y", такие как собственность, как в этом случае.

«Властелин колец», «Возвращение короля» (The Lord of the Rings, The Return of the King), Приложение F

Война Кольца (The War of the Ring), стр 20

Parma Eldalamberon XVII: Words, Phrases and Passages, стр. 85
Bundushathûr

Другая из трех гор Мории, Bundushathûr переводит как “Облачная вершина”. Толкин дает более буквальный перевод, найденный в Parma Eldalamberon XVII, стр. 36. Там говорится:

«Так как основное гномье название - Shathûr, этот элемент, вероятно, относится к облаку: это - возможно множественное число = "облака". Bund(u) должно поэтому означать 'голова' или нечто подобное. Возможно Bund (BND)-u-shathûr "Голова в облаках"».

На этом основании, Bund(u) означает "голова". Форма bundu подобна gundu в Felak-gundu, что является, вероятно, "объектной формой родительного падежа", подобной тем, что отмечены в адунайском. Если так, тогда bundu мог быть формой винительного падежа, и в составном состоянии, так как это - первый элемент составного слова. В некоторой степени это имеет смысл. Радикалы Sh-Th-R могли быть глагольным корнем, означающим, " омрачать, скрывать или затенять". Слово shathûr "облака" тогда буквально было бы "нечто, что омрачает/скрывает/затеняет что-то", в этом случае, будучи верхней частью горы. Однако, не кажется, что объектный родительный падеж мог дать какой-либо перевод, отличающийся от стандартного родительного падежа." Голова в / облаках" не очень, отличается от "Омраченная (скрытая/затененная) облаками голова ". Порядок слов отличается от других объектных форм родительного падежа, которые мы видим в кхуздуле: Felak-gundu "Тесатель пещеры (пещер)" и Uzbad Khazad-dûmu "Повелитель Мории". Я не думаю тогда, что это - формальное упоминание, хотя это - интересное совпадение.

Реальный вопрос состоит в том, откуда пришло -u-. На сайте Ardalambion Хельге Февскангер говорит:

«...дано, что u - явно элемента гномьего языка со значением «от, кого, чего» (Bund-u-shathûr "Голова в Облаках (Голова облаков)", TI:174), включенное в baruk...»

Он продолжает предполагать, что это могло бы быть то, как образуется родительный падеж/сопряженная форма для склонения Khuzd и Khazâd. Я думаю, что показал в части о Baruk Khazâd то, что это - вероятно, не тот случай. В защиту Хельге, информации о bark, что является формой ед.ч. "топор", найденным в Парме Эльдаламберон XVII, не была доступна, когда он писал это (приблизительно в 1999 или 2000-м году). Однако, я видел статью о кхуздуле с Ардаламбион, процитированную восторженными поклонниками гномов как Евангелие, что не удивляет, учитывая довольно полный обзор языков Толкина, данный Хельге и сильную нехватку других исследований. Много людей предполагают теперь, что -u- действительно значение элемента «от», особенно когда они видят, что он присоединяется в конце слов Khazad-dûmu и Felak-gundu. Если бы -u действительно добавлялось к bund, gund, и Khazad-dûm, это противоречило бы общим чертам тех примеров родительного падежа адунайского и также окончанию –u, найденному в mênu. Я думаю, поэтому, что это - неправильная интерпретация.

Толкин дал толкование "возможно, bund (BND) -u-shathûr 'голова в облаках (облаков)". Я не видел нигде, чтобы он мог предполагать, что -u- это или аффикс родительного падежа в bundu или префиксированный предлог в u-shathûr. Вместо этого есть намного более простое объяснение. Как сопряженная конструкция, bund shathûr могло означать "голова в облаках (облаков)". В конструкциях семитских языков иногда английский перевод может быть немного туманным. Использование предлогов "в", "от", «у», "к", или "для" весьма обычно. Когда слова соединены в составное сложное слово, отметьте, что могло быть сочетание согласных -ndsh- в середине, что кхуздул, вероятно, не разрешает (как и много других семитских языков). Это сочетание должно быть разбито, таким образом, вставлен промежуточный гласный -u-, который известен как "вставной гласный".-u-мог быть вставлен просто потому что он был гласным предыдущего слога.

Учитывая все это, bund - наиболее вероятно, "голова" единственное число, именительный падеж, составная форма.

Shathûr тогда - "облака". Как я отметил в разделе о Baruk Khazâd!, если оно следует за тому же склонению, что и baruk, формой единственного числа было бы shathr. Я не думаю, что это верно, снова из-за конечного сочетания согласных -thr и того, что baruk - неопределенная форма, не barûk. Рассматривая другое объяснение, CaCûC – это вокализация шаблона, отмеченная в формах единственного числа арабского языка, но перевод с кхуздула - "облака". Я могу легко увидеть "облака", являющиеся собирательным числом, так как они обычно находятся в скоплении. Как оказывается, слово (слова) для "облака (-ов)" в арабском языке использует структуру собирательное число/сингулятивность, таким образом, это не выходит за рамки кхуздула. Если CaCûC – шаблон формы единственного/или собирательного числа для кхуздул, это могло отличать его немного от шаблона CaCuC, отмеченного в baruk. Это не что-то обязательное, поскольку и CaCûC, и CaCuC – шаблоны единственного числа в арабском языке. Однако, до сих пор шаблоны кхуздула, кажется, немного отличались от шаблонов арабского языка. В кхуздуле CaCuC - очевидно шаблон множественного числа вместо единственного как в арабском языке. Таким образом, я немного за пределы дозволенного и предположу, что shathûr - фактически собирательное число, которое не изменило бы перевод, но также не заявлено Толкином. Это - однако, второй элемент составного слова и очень вероятно был в именительном падеже, неопределенной форме.

Я таким образом рассматриваю shathûr как "облака" как форму собирательного числа, именительного падежа, неопределенного состояния.

Bundushathûr - поэтому сложное составное слово, с порядком слов существительное- существительное. -u-между bund и shathûr - вставной гласный и, вероятно, шва, таким образом, мы могли бы написать слово как Bundüshathûr.

Властелин колец, Братство кольца, Книга II, ch 3

ИзменаИзенгарда, стр 174, 432

Парма Эльдаламберон XVII: Слова, Фразы и выражения, стр 35, 36
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Похожие:

Джей Лоусон. Квазикхуздул. Перевод Гнома-Полуэльфа. О кхуздуле и «квазикхуздуле» iconПоручение на перевод / прием перевода ценных бумаг
Тип операции ic-231 Перевод ic-240 Прием перевода ic-220 Перевод между разделами счета депо

Джей Лоусон. Квазикхуздул. Перевод Гнома-Полуэльфа. О кхуздуле и «квазикхуздуле» iconПеревод на другую работу по медицинскому заключению
Однако есть случаи, когда перевод должен быть осуществлен в связи с объективными обстоятельствами, в частности при наличии медицинского...

Джей Лоусон. Квазикхуздул. Перевод Гнома-Полуэльфа. О кхуздуле и «квазикхуздуле» iconПеревод Е. Калашниковой посвятительное послание артуру бингэму уокли...
Перевод Е. Калашниковой посвятительное послание артуру бингэму уокли перевод В. Паперно

Джей Лоусон. Квазикхуздул. Перевод Гнома-Полуэльфа. О кхуздуле и «квазикхуздуле» iconПеревод и комментарии
Книга содержит извлечения из десятитомных путевых заметок видного турецкого географа и путешественника ХVII в. Эвлии Челеби. Настоящий,...

Джей Лоусон. Квазикхуздул. Перевод Гнома-Полуэльфа. О кхуздуле и «квазикхуздуле» iconОоо компания Ди Джей Тревел
Состою в браке Не состою в браке Разведен Вдовец Не проживаю с супругом Иное указать

Джей Лоусон. Квазикхуздул. Перевод Гнома-Полуэльфа. О кхуздуле и «квазикхуздуле» iconУчебно-методический комплекс дисциплины специальность 031202. 65 «Перевод и переводоведение»
Учебно-методический комплекс дисциплины (умкд) «Зарубежная литература и литература страны изучаемого языка» для студентов очно-заочной...

Джей Лоусон. Квазикхуздул. Перевод Гнома-Полуэльфа. О кхуздуле и «квазикхуздуле» iconРусский текст приведён только для сведения. Юридическую силу имеет только английский текст
Щий перевод выполнен мной, переводчиком Ивановым Вадимом Геннадиевичем (диплом св №159710, рег.№37, выдан Московским ордена Дружбы...

Джей Лоусон. Квазикхуздул. Перевод Гнома-Полуэльфа. О кхуздуле и «квазикхуздуле» iconРусский текст приведён только для сведения. Юридическую силу имеет только английский текст
Щий перевод выполнен мной, переводчиком Ивановым Вадимом Геннадиевичем (диплом св №159710, рег.№37, выдан Московским ордена Дружбы...

Джей Лоусон. Квазикхуздул. Перевод Гнома-Полуэльфа. О кхуздуле и «квазикхуздуле» iconЖилищный кодекс статья 23. Порядок перевода жилого помещения в нежилое...
Перевод жилого помещения в нежилое помещение и нежилого помещения в жилое помещение осуществляется органом местного самоуправления...

Джей Лоусон. Квазикхуздул. Перевод Гнома-Полуэльфа. О кхуздуле и «квазикхуздуле» iconПеревод Библии как фактор сохранения и развития языков народов РФ и СНГ
Перевод Библии как фактор сохранения и развития языков народов РФ и СНГ. Материалы конференции. 24– 26 сентября 2008 г. / Ипб, ияз...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Юриспруденция



При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
urist-edu.ru
..На главную