Россия и украина: факторы формирования национальной идентичности и национально-государственной идентификации




Скачать 83.88 Kb.
НазваниеРоссия и украина: факторы формирования национальной идентичности и национально-государственной идентификации
Дата публикации22.03.2014
Размер83.88 Kb.
ТипДокументы
urist-edu.ru > Законы > Документы
Карнишина Н.Г.

д.и.н., профессор, зав. кафедрой Пензенского государственного университета
РОССИЯ И УКРАИНА: ФАКТОРЫ ФОРМИРОВАНИЯ НАЦИОНАЛЬНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ И НАЦИОНАЛЬНО-ГОСУДАРСТВЕННОЙ ИДЕНТИФИКАЦИИ
Комплексное применение политологического, правового и исторического принципов с учетом сложившихся традиций и иных факторов позволяет осуществить исследование процесса формирования национально-государственной идентификации России и Украины в контексте общего исторического опыта.

В этих условиях особую роль, на наш взгляд, играет осмысление прошлого как фактора формирования национальной идентичности.

Складывание национально-государственной идентичности построено на территориальном, экономическом, национальном, политическом, конфессиональном, демографическом и этническом факторах. Национально-гражданская идентичность удерживает в своих пластах не только политические, но и историко-культурные константы. Этнический фактор подразумевает учет таких компонент, как этническая стратификация, этнические стереотипы и др. В этой связи большую роль играет воздействие традиционных структур и институтов на межэтнические отношения и этнополитическую ситуацию.

Территориальный и политический факторы в отношениях России и Украины всегда играли особую роль. Процесс образования территории русского государства имел сложный, длительный характер. Правовой статус присоединенных территорий также подчас довольно сильно отличался.

До октября 1917 г. Россия представляла собой унитарное государство, главным звеном административно-государственного устройства которого являлись губернии. На окраинах империи на правах губерний с рядом особенностей создавались войсковые области, где формировались специальные казачьи отряды, выполнявшие главным образом оборонительные, но вместе с тем и хозяйственные функции. Ряд регионов (Польша, Финляндия, отдельные районы Средней Азии) пользовались достаточно широкой самостоятельностью. Все это вместе взятое с формирующейся культурно-национальной автономией обеспечивало необходимую устойчивость территориальной организации Российской империи.

В этой связи особый интерес представляют оценки, связанные с характеристикой территориального развития России, которые были даны государствоведами во второй половине XIX века.

Некоторые авторы XIX в. в качестве определяющего выбирали государственно-правовой аспект. Они исходили из единой, неделимой природы Российской империи, в которой, по определению М.И.Свешникова, «власть суверенна на всей своей территории»1.

Н.М.Коркунов выделил особенность государственного устройства Российской империи, подчеркивая, что присоединения к России в большинстве случаев не имели экономической подоплеки и подчас противоречили экономическим интересам страны. Он писал: «Условия географического положения и исторических судеб Российского государства привели к тому, что оно со всех сторон окружено как кольцом окраинами, резко отличающимися своей культурой, племенным составом, религией, историческим прошлым от коренных русских областей. В своем историческом развитии Россия была поставлена посреди одинаково ей враждебных культур – азиатского востока и европейского запада. Колонии приобретались для их экономической эксплуатации в интересах метрополий. Присоединение же русских окраин не имело экономических причин. Россия постепенно овладевала своими окраинами на западе и на востоке в силу чисто политических побуждений»2.

С точки зрения М.В.Владимирского – Буданова, движение территорий России на юг, и, прежде всего, при Екатерине II, при которой по Кучук-Кайнаджирскому миру 1774 г. был присоединен берег Азовского моря, а по Ясскому договору 1791 г. – северный берег Черного моря до устья Днестра, и при Александре I, когда по Бухарестскому миру 1812 г. была присоединена Бессарабия, имело важное для международного престижа России значение: «оно дало ей миссию стать на защиту славянских наций и содействовать их государственному возрождению, что и составляло до сих пор единственное удельное значение Российской империи в Европе. Расширение на Запад, осуществленное при Петре I (присоединение Лифляндии, Эстляндии, части Карелии) ввело Россию непосредственно в круг европейской жизни»3.

А.С.Ященко считал, что статус присоединенных к России территорий можно рассматривать как пример «федеративности» в истории государства Российского. Им выделены следующие территории Российской империи:

- Малороссия (в период с 1654 по 1722 г. во главе ее находился гетман, который выбирался на казачьей раде, утверждался царем в Москве и осуществлял верховную власть и суд);

- Прибалтийский край (в XVIII в. в Лифляндии и Эстляндии местными ландтагами (дворянскими собраниями) избирались на три года постоянные органы, городское самоуправление осуществляли магистраты и ратуши, действовали сословные суды);

- Бессарабию;

- Царство Польское (в Польше до 1830 г. действовала дарованная императором России Конституция, законодательную власть осуществлял Сейм, состоящий из Сената и Посольской избы, а исполнительную – Государственный Совет и шесть министров, имелась собственная армия);

- Великое Княжество Финляндское1.

Н.М.Коркунов выделял «в некоторых присоединениях России унию с нею как бы самостоятельных государств»2. В качестве примера личной унии автор приводил Малороссию.

По решению Переяславской рады о воссоединении Украины с Россией было оформлено автономное положение Украины в составе России, а также определены права и привилегии казацких старшин, украинской шляхты и верхушки духовенства. В 1796 г. Левобережная Украина была преобразована в Малороссийскую губернию, Слободская Украина – в Слободско-Украинскую. Правобережье с 1832 г. составило Киевское генерал-губернаторство. Малороссийская губерния в начале XIX в. стала генерал-губернаторством, в которое вошли Черниговская и Полтавская губернии. На юге Украины в 1802-1803 гг. были созданы Екатеринославская, Херсонская и Таврическая губернии, вошедшие после 1812 г. вместе с Бессарабией в Новороссийско-Бессарабское генерал-губернаторство. Все это привело к полной утрате Украиной своей автономии.

Н.М.Коркунов проследил, как постепенно Украина, Грузия, Польша утратили всякую автономию. Так, например, реальная уния, по мнению Н.М.Коркунова, существовала между Россией и Царством Польским в период с 1815 по 1832 гг.3

Под реальной унией ученый подразумевал основанное на взаимном согласии соединение государств, благодаря этому имеющих общего монарха. Реальная уния существенно отличалась от личной унии, под которой понималось соединение государства, основанное на временной общности монарха, возникшей вследствие случайного совпадения в его лице права на престолы обоих этих государств.

Известный украинский государствовед конца XIX в. В.В. Сокольский писал: «В 17 столетии совершилось присоединение к Московскому государству Малороссии, добровольно присягнувшей на Переяславской раде Белому царю Киева и Смоленска. В особенности важно присоединение Малороссии, положившее основание неразрывной связи этой части русского племени с русским государством. Малороссии предоставлена была столь развитая автономия, что она являлась государственно-подобным образованием в составе Московского государства».2 В.В.Сокольский писал: «союзное государство есть такое государство, которое состоит из государственных образований под одной верховной властью, но где сия последняя господствует не только над самими государственноподобными образованиями, но в известных средах отношений и непосредственно над народонаселением и территорией»3.

В.В.Сокольский выделял виды государств по структуре власти: «простое государство, где единая верховная власть непосредственно господствует во всех отношениях над подчиненными и территорией; сложное государство, где верховная власть вообще не господствует непосредственно над населением и территорией или же, если и господствует непосредственно, то только в известной сфере отношений. В первом случае мы имеем дело с так называемым государством государств, а в последнем с союзным государством. Государство государств есть такое государство, верховная власть которого господствует непосредственно только над государственноподобными образованиями, возникшими внутри государства. Примерами такого государства называются отношения Турции к Болгарии в XIX в.».4

А.А. Жилин писал: «Кроме уний на равном праве, где оба государства сохраняют суверенитет, в старой литературе нередко выдвигалось также учение об унии на неравном праве, с известным подчинением одного государства другому. В новое время большинство ученых высказывается против этого учения. Но отдельные представители его иногда встречаются и теперь, полагая, что примерами уний на неравном праве могут служить: соединения Хорватии с Венгрией, Исландии с Данией, Финляндии с Россией и нек. др. Эти области имели свои местные законодательные органы и управление, значительно обособленное от общего управления государств, в состав которых они входят, тем не менее, государствами не являются, а потому нельзя говорить в отношении их об унии, которая предполагает связь двух независимых государств, а лишь о более или менее широкой местной автономии. Правильнее всего в отношении этих образований говорить об автономных областях»1.

В. фон-дер-Остен-Сакен и Н.И. Лазаревский данный вопрос рассматривали на примере Финляндии.

Фон Остен выделил три признака государства в Княжестве Финляндия – собственное законодательство, собственное управление, собственное правосудие. Он писал: «Финляндия имеет собственную территорию и собственных граждан, эти два необходимых для существования государства элемента. Однако собственную территорию и собственных граждан имеют и другие публично-правовые союзы – общины, коммуны. Решающими для вопроса о наличности государства является существование господствующей власти. Так как русскому государству принадлежит принципиальное право вторжения во внутреннее устройство Финляндии, то последней недостает существенного элемента государства, государственной власти. Поэтому Финляндия не может быть государством. Осуществляемая в Финляндии Монархом власть есть русская государственная власть, выступающая здесь особым образом»2.

В подтверждение этого суждения можно заметить, что Бессарабия и Прибалтика не располагали автономией, однако имели отличные от Империи особенности управления и правового статуса. В Бессарабии было учреждено наместничество, был учрежден Верховный совет, получивший определенные права, независимые от центральной власти. Он возглавлялся наместником-президентом. В Крае действовал Устав об управлении Бессарабской областью 1828 г., который сохранил в силе местные законы и обычаи впредь до приведения их «в известность и составления из них особого права». В число этих законов входили византийский свод законов, Краткое собрание законов, подготовленное А.Доничем, грамоты государей.

С.А. Котляревский в работе «Конституционное государство. Опыт политико-морфологического обзор» ссылается на Г. Еллинека3, который для объяснения переходных политических форм создал теорию так называемых «государственных фрагментов». При этом автор призывал исходить из различия между самоуправляющейся частью унитарного государства и государством, входящим в федерацию.

Итак, сложный, многосоставный характер территориального устройства России связан с тем обстоятельством, что на всех этапах ее истории наблюдалось переплетение всех трех принципов территориального устройства. Прошлое федерации, базирующейся изначально на конфедеративном, унитарном, федеративном началах определяет ее сегодняшнее состояние, в особенности, если это касается полиэтнических государств.

Для понимания динамики складывания национально-государственной идентичности России и Украины, на наш взгляд, определяющим является процесс движения от этнической идентичности к государственной. Понятие «нация» в данном случае используется в двойном значении – и как политическая, и как этнокультурная общность.

Этно-конфессиональный фактор всегда является усложняющим фактором в процессе территориального размежевания, препятствуя оптимизации территориального управления.

1 Свешников М.И. Очерк общей теории государственного права. - СПб., 1896. - С.212.

2 Коркунов Н.М. Русское государственное право. – Т.2. Часть особенная. – Вып. 1. - СПб., 1901. - С. 185.

3 Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. – Изд. 7. - Пг.; Киев, 1915. - С 228.

1 Ященко А.С. Теория федерализма. Опыт синтетической теории права и государства. – Юрьев, 1912. - С. 783-784.

2 Там же, с.133.

3 Коркунов Н.М. Там же, с.190.

2 Сокольский В.В. Краткий учебник русского государственного права. – Одесса, 1890. – С. 229.

3 Там же, с.12.

4 Там же, с. 10-11.

1 Жилин А.А. Учебник государственного права. Пособие к лекциям. - Пг., 1916. - С.164-165.

2 Барон фон-дер-Остен-Сакен В. Указ. соч., с. 104.

3 Еллинек Г. Общее учение о государстве. - СПб., 1908.




Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Россия и украина: факторы формирования национальной идентичности и национально-государственной идентификации iconМифы и историческая память как факторы формирования национальной идентичности украины

Россия и украина: факторы формирования национальной идентичности и национально-государственной идентификации icon7 января 2011 г в Сыктывкаре по инициативе республиканской национально-культурной...
«Украина» и народного хора «Купалинка» при национально-культурной автономии «Беларусь» в Республике Коми (председатель Крупенько...

Россия и украина: факторы формирования национальной идентичности и национально-государственной идентификации iconЗакон янао "О государственной поддержке национально-культурных автономий...
Законе понимается утвержденный высшим руководящим органом национально-культурной автономии план мероприятий, направленных на решение...

Россия и украина: факторы формирования национальной идентичности и национально-государственной идентификации iconОфицер Департамента охраны государственной границы Администрации...
Ю. Б. Курылюк, офицер Департамента охраны государственной границы Администрации Государственной пограничной службы Украины, соискатель...

Россия и украина: факторы формирования национальной идентичности и национально-государственной идентификации iconФеномен национально-государственной идентичности и проблема ее построения...
Ся психологический феномен массового и индивидуального политического сознания, формирующий единство социальной группы (нации) и политического...

Россия и украина: факторы формирования национальной идентичности и национально-государственной идентификации iconС. В. Кортунов проблемы национальной идентичности россии в условиях глобализации
Монография подготовлена в рамках реализации проекта Научного Фонда гу-вшэ №07-01-126

Россия и украина: факторы формирования национальной идентичности и национально-государственной идентификации iconПринципы национально-территориального развития РФ. Тенденции развития...
Специфика формирования и функционирование федеративной организации государственной власти и управления в России

Россия и украина: факторы формирования национальной идентичности и национально-государственной идентификации iconИтар-тасс
Украина и Россия усиливают совместную борьбу с незаконным оборотом наркотических средств

Россия и украина: факторы формирования национальной идентичности и национально-государственной идентификации iconОтчет о выполнении научно-исследовательской, опытно-конструкторской...
«Разработка механизмов однозначной идентификации данных о физических лицах и объектах недвижимости, хранящихся в различных информационных...

Россия и украина: факторы формирования национальной идентичности и национально-государственной идентификации iconI. Общие положения
Настоящий документ определяет цель, задачи, принципы и основные направления государственной политики в области формирования культуры...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Юриспруденция



При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
urist-edu.ru
..На главную