Внебюджетные фонды, профсоюзы и социальная политика




Скачать 247.49 Kb.
НазваниеВнебюджетные фонды, профсоюзы и социальная политика
страница2/3
Дата публикации14.10.2013
Размер247.49 Kb.
ТипДокументы
urist-edu.ru > Законы > Документы
1   2   3

Введены новые единовременные и еже­месячные виды компенсационных выплат:

а) единовременная — семьям, имеющим 10 и более детей (независимо от количества несо­вершеннолетних детей): ,

— ко Дню семьи в размере 2 тыс. руб.; -

— ко Дню знаний в размере 7 тыс. руб.;

б) ежемесячная — семьям, в которых роди­лось 10 и более детей, на каждого ребенка в воз­расте до 16 лет (учащихся школ, ПТУ и средних специальных учебных заведений — до 18 лет) в размере 500 руб.;

в) ежемесячная — матерям, родившим и воспитавшим 10 и более детей, проживающим в Москве и получающим досрочную пенсию по старости, в размере 2 тыс. руб.;

г) ежемесячная — отдельным категориям детей, оставшимся без попечения родителей (из числа подкинутых и отказных детей), в размере базовой части трудовой пенсии по случаю поте­ри кормильца.
Мимо денег

В россии растет задолженность по зарплате, но чаще всего

виновато в этом не государство

(“Труд”, 5.03.04.)

Александр ДАНИЛКИН

По данный Госкомстата, на 1 февраля 2004 года задолженность по зарплатам в России составила 27 млрд. 195 млн. рублей. По сравнению с 1 января этого года она увеличилась на 11,3 процента. В федеральных округах эта общероссийская проблема отражается как в капле воды. По словам заместителя Генерального прокурора в Приволжском округе Сергея Герасимова, отстаивать права людей на своевременную оплату их труда приходится и силой закона.

Сергей Иванович, нынче кто виноват в задержках?

— Как правило, уже не го­сударство. Невыплаты из бю­джетов всех уровней состав­ляют всего лишь 8 процентов. А основная часть долга фор­мируется на предприятиях других форм собственности.

Из-за чего такое происхо­дит?

— Влияют сразу несколько факторов. Главные — неконку­рентоспособность продукции в ряде отраслей и отсутствие достаточного платежеспособ­ного спроса у потребителей. Более половины предприятий в нашем округе убыточны.

В каких отраслях наиболь­шая задолженность?

— Увы, по-прежнему в сельском хозяйстве. На долю агропромышленного ком­плекса приходятся 38 процен­тов всей невыплаченной зар­платы. К этому привели, как правило, элементарное не­умение хозяйствовать, рас­хлябанность руководителей и злоупотребления...

А куда прокуратура смот­рит?

— Сложа руки мы не сидим. В прошлом году в Приволж­ском округе выявлены 30 ты­сяч подобных нарушений. Внесли более 5 тысяч пред­ставлений — по ним виновные привлечены к дисциплинар­ной ответственности. А еще более трех тысяч руководите­лей — к административной. Это в полтора раза больше, чем в позапрошлом году. В суды направлены 11 тысяч за­явлений о принудительном взыскании заработной платы.

В каких регионах, на ваш взгляд, борьба с неплательщика­ми принесла наибольшие плоды?

— Прежде всего в Киров­ской, Пензенской, Пермской, Саратовской областях, Баш­кортостане, Марий Эл, Чува­шии, Коми-Пермяцком окру­ге, Татарстане. Причем в Та­тарстане мы проверили все предприятия и организации, где задолженность по зарпла­те превышала два месяца.

По выявленным материалам возбуждены 18 уголовных дел. А к административной от­ветственности привлечены 645 руководителей, официаль­ные предупреждения получили 700 должностных лиц. И по­верьте, они коснулись началь­ников самого высокого ранга, начиная от республиканских министров и заканчивая 11 главами городов и районов. И результат в Татарстане полу­чился внушительным: задол­женность по зарплатам умень­шилась в 5 раз! В корне изме­нить обстановку удалось также и в Чувашской республике.

Руководители на местах — калачи тертые. Кого им бо­яться?

— К прокуратуре все-таки отношение особое. Один при­мер. В прошлом году в ОАО «Пензенское управление стро­ительства» более 900 человек не могли получить свои кров­но заработанные более 3 ме­сяцев. Все это время им гово­рили, что «денег нет, подожди­те». Как только генеральный директор узнал, что прокурату­ра решила привлечь его к ад­министративной ответствен­ности, сразу же нашел необхо­димые 7 миллионов рублей. И люди получили эти деньги.

Неужели все работодате­ли такие восприимчивые?

— Все не все, но для подоб­ных случаев у нас существует еще одна действенная мера. Если мы привлекли руководи­теля к административной от­ветственности и после этого он не сделал правильных вы­водов, применяем более стро­гое «лекарство» — дисквали­фикацию судом. Суд лишает их права занимать руководящие должности сроком до 3 лет.

В прошлом году в округе дисквалифицированы 182 ру­ководителя предприятий. А всего в суды направили 309 дел. Дисквалификация — это, конечно, не панацея, но обыч­но многих впечатляет.

До больших начальников-неплательщиков удается дотя­нуться? Или все ограничивает­ся руководителями небольших предприятий?

— По заслугам получили руководители таких крупных предприятий, как, например, ОАО «Саратовгэсстрой», ОАО «Вольский завод асбестоцементных изделий» (тоже Са­ратовская область). В Пензен­ской области дисквалифици­рован руководитель крупного завода имени Фрунзе. В Ни­жегородской области сняты с должностей руководители ряда сельхозпредприятий.

А если речь идет о скан­дальных случаях? Скажем, ди­ректор не платил зарплату по­тому, что нахально «прокручи­вал» деньги в банке?

— К сожалению, такое тоже бывает. При задержках выплат свыше 2 месяцев по вине ра­ботодателя, действующего из корыстной или личной заинте­ресованности, ему грозит уго­ловная ответственность. Это мера крайняя. Но она оправ­данна, если речь идет о пре­небрежении правами людей, нецелевом расходовании или хищении денег, которые пред­назначались на зарплату.

И как часто применяется столь радикальное средство?

— В прошлом году проку­рорами округа возбуждены 55 уголовных дел. В позапро­шлом — 40. Скажем, в Перм­ской области осужден быв­ший директор АОЗТ «Карагайский кирпичный завод». Он целый год не платил под­чиненным зарплату, а сам присвоил 100 тысяч рублей, вырученных от реализации заводской продукции. В Баш­кортостане осужден дирек­тор 000 «Агропромышлен­ный комплекс «Белее». Тот, как выяснилось, из фонда зарплаты рассчитывался с кредиторами. В той же рес­публике возбуждено уголов­ное дело в отношении руко­водителей ОАО «Салаватский оптико-механический завод «Беркут». Зарплату работни­кам они не платили, зато себя не обижали — и зарплаты, и премии в личные карманы складывали по полной про­грамме. На ОАО «Салаватстрой» и в ГУП «Куганакский за­вод керамических строитель­ных материалов» руководи­тели приобретали дорогосто­ящие квартиры, а при этом задолженность по зарплате составляла многие сотни ты­сяч рублей. Всем им придет­ся отвечать по суду.
Свести счеты с жизнью

Можно, если верить не кошельку, а статистике

(«Московский комсомолец» 05.03.04.)

Александр ГРИШИН, Юлия ШЕСТОПЕРОВА

"Хватит лгать! Слушаешь выступления президента по телевизору и думаешь: зачем нам вешают лапшу на уши о том, что мы стали жить лучше и веселее? Говорят одно, а я вижу совершенно другое", - такое письмо пришло на днях к нам в редакцию. Его автор разбивает в пух и прах все отчеты государственных мужей о том, что за последний год инфляция не превысила 12 процентов.

"В декабре 2002 года я платил за квартиру 835 рублей, в декабре 2003 от­дал уже 1024 рубля. Рост практически на 23%. Беру платежки за домофон: за год цены поднялись с 12 рублей в месяц до 25. Рост на 208% — абсолютный рекорд... — пишет читатель Михалыч. — Этот спи­сок можно продолжать и продолжать. По-моему, инфляция составляет не менее 30—35%. Конечно, если в расчетах учиты­вать цены на прошлогодний снег, собачьи экскременты и битые бутылки с сигарет­ными окурками, то можно определить ин­фляцию не только в 12%, но и вообще от­рицательной ее вывести. Вот только дура­ков надо искать не у экранов телевизоров, а в зеркале".

С калькулятором в руках "МК" поста­рался разобраться, каково это — жить по статистике.

Диета от правительства

На собственном опыте зная, что времена дешевых оптовых рынков без­возвратно ушли, корреспонденты "МК" отправились в один из универсамов сети эконом-класса. Атаки администратора торгового зала, пытавшейся запретить переписывание ценников под предлогом "защиты коммерческой тайны" (!), мы ус­пешно отбили. И выяснили, сколько сто­ит статистический продуктовый набор по самым низким ценам, которые только можно найти в Москве. То есть намерен­но пошли на сделку с ценой, жертвуя ка­чеством. Но все же обратили внимание на нормальную еду, которая не вызыва­ла сомнений.

Расчеты наши получились весьма странными, если не сказать сумасшедши­ми. За точку отсчета мы взяли т.н. проду­ктовую корзину, согласно которой госу­дарство определяет, сколько и чего нам нужно есть, чтобы не протянуть ноги рань­ше времени. Рассматриваем мужской ра­цион. Судите сами.

В принципе расчеты Госкомстата, опубликовавшего свои данные по стоимо­сти минимального набора продуктов, пра­ктически совпали с нашими первыми под­счетами снеди сомнительного качества. И даже — на удивление — оказались чуть "шикарнее" — на целых 112 рублей с ко­пейками.

Правда, судя по нормативам и ценам, и мясо, и рыбу нам предписано запихи­вать в себя исключительно с костями и го­ловами. Ведь ценники на филе — совсем из другой оперы. Впрочем, самые деше­вые товары каким-то чудом лицензирова­ны и продаются, а значит, скорее всего именно их и использует при расчетах на­ша статистика.

Ловкость рук - и никакого мошенничества

Но дело не только в том, что именно считают, но и как считают. Ведь у самих статистиков дебет с кредитом явно не сходится. Они победно рапортуют, что: стоимость минимального набора продук­тов питания в прошлом году выросла все­го лишь на 3,8% (с 1338 рублей до 1390 рублей). Но на своем же официальном сайте приводят совсем другие цифры.

И как при таких показателях достичь 3,8%, если подешевели — и то незначи­тельно — только сахар и овощи, составля­ющие по стоимости меньше 16% всей "корзины". А провиант, составляющий бо­лее половины стоимости необходимого набора, даже официально подорожал: что на 12, а что и на 35%. Даже на подешевев­шие было овощи уже с декабря цены сно­ва пошли вверх.

Кстати, поскольку подавляющее большинство читателей "МК" — люди, ко­торые где-то живут, работают и учатся, им надо не только питаться, но и как минимум „одеваться. А это уже совершенно другие расходы.

А ты еще конечки не сносил...

Пытались ли вы когда-нибудь прики­нуть, сколько прослужат "верой и прав­дой" ваши новые трусы? А знаете, какое количество носков вам положено на год? Мы тоже не знали. Но правительство за нас все решило и рассчитало "минималь­ный набор непродовольственных това­ров".

Так, например, покупая верхнюю оде­жду, знайте: пальто и женщины, и мужчи­ны изнашивают за семь лет. А по обраще­нию с шапками дамы признаны более бе­режливыми: им на один головной убор от­водится 8 лет, сильному полу — как на пальто. В минимальном наборе "не еды" корреспондентами "МК" была обнаружена половая дискриминация: мужчинам поло­жено на 4 года — брюки и джинсы, тогда как женщинам — одна юбка на 5 лет. Так и видишь министра, который преподносит эту "роскошь" своей жене со слова­ми: "Носи, дорогая, следующую пяти­летку и ни в чем себе не отказывай!" Странно, но пять трусов должны обеспечить мужчину на 2 года (то есть одни трусы на четыре месяца и 24 дня), а женщин — аж на 2 года и 4 месяца. А поскольку дамам полага­ются еще ночные сорочки (две на 3 года) и комбинации (две на 4), некая логика здесь просматривается: на­дела ночнушку — снимай трусы. Не исключено, правда, что мужикам "скостили" срок по той причине, что членам кабинета свои трусы ближе к телу. Зато слабому полу отписано два бюстгальтера, но на 3 года. Жестче всего регламентированы колготки (!) — шесть штук на 2 года, а мужчинам можно износить семь пар носков в год.

Среднестатистическая россий­ская семья должна накрываться свои­ми одеялами 20 лет, а вот подушки могут поменять на пять лет раньше. С бьющейся посудой ведите себя акку­ратнее: по две тарелки на брата на 12 лет и по две чашки — на 6, а чайник — один на семью на 8 лет. Срок службы холодильника и стиральной машины — 20 лет, часы "всех видов" — но в ко­личестве двух штук — рассчитаны на 12 лет. Вам придется собираться семьей за одним обеденным столом 25 лет подряд, стул "гарантирован" каждому на 15 лет, табуретка — на 9. Что выбрать: кровать или диван — от­дается на ваше усмотрение, но срок эксплуатации — 22 года.

Все эти непродовольственные радости составляют вместе с продук­тами минимальный "фиксированный набор потребительских товаров и ус­луг", в котором также досконально прописываются еще и расходы на коммуналку, транспорт и даже на па­рикмахера. И для Москвы в январе этот минимум составил 5683 рубля. Кстати, год назад "правительствен­ный набор" обходился в 4995,9 руб­ля. Выходит, и инфляция по тому же Госкомстату никак не может быть ни­же 14%. Но поскольку люди сидят не только на картофельно-носковой ди­ете, в реальности государственные расчеты не имеют ничего общего с нормальной человеческой жизнью.

Так что обычная московская се­мья из четырех человек — папа, мама и двое детей — должна ежемесячно тратить только на физиологическое существование 22 732 рубля. Сред­няя зарплата в Москве в декабре 2003 года составила 9889 рублей — или в пересчете на семью 19 779 рублей, j Выходит, что средний москвич не мо­жет обеспечить себе даже статисти­ческий минимум.

С этим, конечно, можно и по­спорить. Люди давным-давно живут не только на "белую" зарплату. Од­нако они пытаются жить, а не "функ­ционировать по заданным парамет­рам", позволяя себе маленькие "из­лишества". А любое отклонение от спущенной сверху нормы — это не вписывающиеся ни в какие стати­стические рамки расходы. Которые и покрываются неофициальными доходами.

Считать, как известно, можно и в попугаях, и в слонах. Однако удав от этого длиннее не станет. Как и наши кошельки не потолстеют от бравых рапортов Госкомстата.

Эксперты Министерства экономического развития и торговли:

— 12-процентный рост цен за 2003 год получился путем прямых вычисле­ний. Более того, эти цифры несколько раз проверялись. Европейский аналог Госкомстата — Евростат—дал свое за­ключение о том, что официальные по­казатели инфляции в России соответ­ствуют действительности. "Так что она реально не превысила 12 процентов по всем регионам, в том числе и в Моск­ве", — добавили в министерстве.

Михаил ДЕЛЯГИН,

председатель президиума Института проблем глобализации:

— Определение инфляции — сложный процесс, в котором есть много возможностей для погрешно­стей, особенно при наличии полити­ческой потребности. Как только пре­зидент высказывал свою озабочен­ность взлетом цен, официальная ин­фляция падала как подкошенная.

Официальный показатель ин­фляции устанавливается усреднени­ем роста цен на десятки товаров и ус­луг в более чем 250 населенных пунк­тах. Неточности могут возникнуть при изменении структуры потребления или товарного ассортимента. Так, ес­ли вместо дешевых макарон почти везде начнут продаваться дорогие спагетти, а вместо "Мишек на Севе­ре" — более дорогие "Мишки на За­паде", цены вырастут из-за пересор­тицы. Хотя официальная статистика будет ориентироваться на старые, практически не встречающиеся, зато более дешевые товары.

Рост цен, установленный их из­мерителями, "взвешивается" по чис­лу жителей. Ясно, что в Москве, на­пример, реально живет гораздо боль­ше людей, чем показала перепись, а в Чечне — меньше. А поскольку мос­ковские цены растут быстрее чечен­ских, этот перекос ведет к занижению столичных цен. Таким образом, уве­ренным можно быть лишь в динами­ке, а не в величине инфляции.
Купить человека

Рынок труда в России: от олигархов до рабов

(«Российская газета» 05.03.04.)
1   2   3

Похожие:

Внебюджетные фонды, профсоюзы и социальная политика iconВнебюджетные фонды, профсоюзы и социальная политика
Направляем вам ежедневный обзор центральной российской прессы по социальной тематике

Внебюджетные фонды, профсоюзы и социальная политика iconВнебюджетные фонды, профсоюзы и социальная политика
Направляем вам ежедневный обзор центральной российской прессы по социальной тематике

Внебюджетные фонды, профсоюзы и социальная политика iconВнебюджетные фонды, профсоюзы и социальная политика
Направляем вам ежедневный обзор центральной российской прессы по социальной тематике

Внебюджетные фонды, профсоюзы и социальная политика iconВнебюджетные фонды, профсоюзы и социальная политика
Направляем вам ежедневный обзор центральной российской прессы по социальной тематике

Внебюджетные фонды, профсоюзы и социальная политика iconВнебюджетные фонды, профсоюзы и социальная политика
Направляем вам ежедневный обзор центральной российской прессы по социальной тематике

Внебюджетные фонды, профсоюзы и социальная политика iconВнебюджетные фонды, профсоюзы и социальная политика
Направляем вам ежедневный обзор центральной российской прессы по социальной тематике

Внебюджетные фонды, профсоюзы и социальная политика iconВнебюджетные фонды, профсоюзы и социальная политика
Направляем вам ежедневный обзор центральной российской прессы по социальной тематике

Внебюджетные фонды, профсоюзы и социальная политика iconВнебюджетные фонды, профсоюзы и соц. Политика
Направляем вам ежедневный обзор центральной российской прессы по социальной тематике

Внебюджетные фонды, профсоюзы и социальная политика iconЗаконопроект о федеральной контрактной системе доработан с учетом публичного обсуждения
Российской Федерации по вопросам установления тарифов страховых взносов в государственные внебюджетные фонды, предусматривающий снижение...

Внебюджетные фонды, профсоюзы и социальная политика iconВнебюджетные фонды садоводческими некоммерческими товариществами, применяющими усн
Письмо Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 20 апреля 2012 г. №1112-19 о применении пониженных тарифов страховых...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Юриспруденция



При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
urist-edu.ru
..На главную