Регулирующие ответственность за совершение групповых преступлений. С изменениями такие нормы сохранялись и в дальнейших юридических актах: в Судебнике 1497




НазваниеРегулирующие ответственность за совершение групповых преступлений. С изменениями такие нормы сохранялись и в дальнейших юридических актах: в Судебнике 1497
страница1/8
Дата публикации08.10.2013
Размер1.49 Mb.
ТипРеферат
urist-edu.ru > Кодексы > Реферат
  1   2   3   4   5   6   7   8

Содержание



Введение
Институт соучастия, как раньше, так и в настоящее время является одним из важных, наиболее сложных и недостаточно разработанных институтов в уголовном праве. Не случайно, данному институту посвящены многочисленные исследования и фундаментальные труды юристов-ученых на различных этапах развития отечественного уголовного права.

Институт соучастия известен нормативным источникам нашей страны на протяжении нескольких столетий. Так, «Русская Правда» Ярослава Мудрого содержала нормы, регулирующие ответственность за совершение групповых преступлений. С изменениями такие нормы сохранялись и в дальнейших юридических актах: в Судебнике 1497 года, Судебнике Ивана Грозного, Артикуле Воинском Петра Первого. В Уголовном кодексе Российской империи, принятом в 1903 г., содержалось две статьи, регламентирующих ответственность за совершение групповых преступлений и называвших виды соучастников. С принятием Уголовного кодекса Российской Советской Федеративной Социалистической Республики круг соучастников был дополнен таким важнейшим соучастником, как организатор. В действующем Уголовном кодексе Российской Федерации, вступившем в силу с 1 января 1997 г. вопросам соучастия посвящена глава 7 - «Соучастие в преступлении», содержащая пять статей: ст. 32 - «Понятие соучастия в преступлении», ст. 33 - «Виды соучастников преступления», ст. 34 - «Ответственность соучастников преступления», ст. 35 - «Совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией) и ст. 36 - «Эксцесс исполнителя преступления».

Соучастие в целом, и группа лиц, действующая при совершении преступления по предварительному сговору – представляют собой весьма опасное, и в то же время, распространённое явление. Более 400 тысяч преступлений ежегодно в России совершается группами граждан, а не единичными исполнителями. Наибольшую потенциальную опасность и вред для общества составляет тот факт, что в групповые преступления очень часто вовлекаются несовершеннолетние определяя их дальнейшую судьбу на протяжении многих лет или даже всей жизни, формируя у их стойкую антисоциальную позицию и создавая предпосылки для совершения ими новых преступлений. Понятийный аппарат института соучастия в преступлении включает много значимых в контексте исследования понятий - соучастник, исполнитель, группа лиц и др. Трудности работы с этими понятиями связаны с тем, что они во многих случаях являются неопределенными и разъясняются как с помощью языка закона, так и на основе терминологии, используемой в теории уголовного права, изобилующей спорами об их смыслах и значениях. Особенно это относится к понятиям совместности, взаимодействия, а также внутренним связям группы1. Перечисленные факторы делают юридические институты соучастия в целом, а также группы лиц с предварительным сговором как наиболее часто встречающейся формы соучастия, важными для анализа и исследования.

В дипломной работе исследуются признаки группы лиц по предварительному сговору как формы соучастия по уголовному кодексу РФ, проблемы определенности уголовно-правовых предписаний о совершении преступления группой лиц по предварительному сговору, особенности квалификации, индивидуализация ответственности и наказания лиц, совершивших преступление по предварительному сговору, а также специфика уголовно-правовой оценки группы лиц по предварительному сговору как квалифицирующего признака в отдельных видах преступлений.

Предметом исследования являются правовые нормы, содержащиеся в соответствующих главах и статьях УК РФ, их применение при квалификации преступлений, совершенных группой лиц по предварительному сговору, проблемные ситуации в реализации уголовной ответственности при групповом совершении преступлений.

Объектом исследования являются общественные отношения в сфере действия норм уголовного законодательства, определяющие потребность в специальном регулировании совершения преступлений группой лиц по предварительному сговору, средства обеспечения законного, соразмерного, справедливого и эффективного применения уголовной ответственности в таких случаях.

Цель данной дипломной работы состоит в том, чтобы проанализировать понятие группы лиц по предварительному сговору, выявить ее основные отличительные признаки, на примере отдельных видов преступлений проанализировать специфику применения квалифицирующего признака – совершение преступления группой лиц по предварительному сговору.

Для достижения этих целей поставлены следующие задачи:

- определить понятие группы лиц по предварительному сговору;

- выявить проблемные ситуации законодательного регулирования совершения преступления группой лиц по предварительному сговору; выявить особенности уголовно-правовой оценки совершения преступления группой по предварительному сговору; рассмотреть вопросы квалификации совершения преступления группой лиц по предварительному сговору в преступлениях против личности, против собственности и со специальным субъектом.

Методологической основой работы послужили общенаучный системный подход. В качестве частных методов познания использованы анализ, а также сравнительно-правовой, логико-юридический методы и др.

При написании работы использованы тексты нормативно-правовых актов, научная и учебная литература, материалы судебной практики по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации и нижестоящих судов различных регионов РФ.

Проблемы группы лиц по предварительному сговору затронуты в трудах Жалинского А.Э., Галиакбарова Р. Р., Шнейдера М. А.,БойцоваА.И., Шаргородского М. Д., Колоколова Г.Е.,Гузун, В. У., Аветисян С. С. и других исследователей.

Работа состоит из введения, двух глав и 5 параграфов, заключения, списка использованных источников и литературы.

Глава 1. Понятие и признаки группы лиц по предварительному сговору.
1.1.Признаки группы лиц по предварительному сговору как формы соучастия по Уголовному кодексу РФ. Проблема определенности уголовно-правовых предписаний о совершении преступления группой лиц по предварительному сговору.
В соответствии с ч. 2 ст. 35 УК преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении конкретного преступления.

Группа лиц по предварительному сговору, как одна из форм соучастия, характеризуется всеми признаками, указанными в определении соучастия, то есть умышленностью действий, совместностью совершения преступления как минимум двумя лицами. Как видно из нормативного определения, неосторожность как форма вины для групповых преступлений законодателем не установлена, хотя советское уголовное законодательство раннего периода, поддержанное и судебной практикой, и криминалистами того времени, например, А.Я. Вышинским, допускали неосторожные формы вины при соучастии. Однако к концу 1950-х г.г. возобладала современная точка зрения, которая представляется более обоснованной, логичной и юридически выверенной, учитывая, что соучастие (группа лиц, группа лиц по предварительному сговору) является квалифицирующим, отягчающим вину признаком преступной деятельности, что едва ли совместимо с неосторожной формой вины.

Нужно отграничить групповое совершение преступления от иных видов и форм соучастия, которым посвящены ст. 33 УК и ст. 35 УК РФ. В соответствии ч. 1 ст. 33 УК соучастниками помимо соисполнителя признаются организатор, подстрекатель и пособник. Части 3, 4 и 5 этой статьи дают определение каждого из них. В целом ст. 33 УК РФ касается соучастия в узком смысле слова, то есть соучастия с разделением ролей, при котором один преступник выполняет объективную сторону преступления, в то время как остальные лица, не участвуя в исполнении объективной стороны непосредственно, создают для этого необходимые условия, организуют и мотивируют непосредственного исполнителя. Так, например, подстрекатель склоняет лицо совершить противоправное деяние. Способы такого склонения могут быть самыми разнообразными, и включают подкуп, запугивание, обман, убеждение. Ключевым моментом здесь является то, что подстрекатель не участвует непосредственно в совершении преступления. В противном случае его действия должны квалифицироваться как соисполнительство. Легальное определение подстрекателя имеет характерную деталь, свидетельствующую о несамостоятельности того лица. Так, для признания лица подстрекателем необходимо, чтобы его действия по склонению непосредственного исполнителя к совершению преступного деяния оказались успешными – то есть, чтобы подстрекаемое лицо в итоге действительно совершило преступление или отказалось от совершения преступления по независящим от него (исполнителя) причинам. Практика свидетельствует о трудности с разграничение подстрекателя и соисполнителя преступления. Отличие заключается, прежде всего, в способе воздействия – исполнитель воздействует на окружающую действительность, преобразуя ее, в то время как подстрекатель и организатор воздействуют на сознание исполнителя. С точки зрения причинно-следственной связи действия подстрекателя и организатора всегда предшествуют основному деянию. Действия подстрекателя при этом лежат полностью за рамками непосредственного деяния, совершаемого исполнителем или соисполнителями преступления.

Нормы уголовного кодекса выстраивают следующую структуру форм группового совершения преступления. Первым понятием является понятие группы лиц. Такая группа как форма соучастия встречается сравнительно редко, поэтому законодатель предусмотрел ее лишь в нескольких статьях Особенной части Уголовного кодекса. В доктрине уголовного права она обычно называется группой лиц без предварительного сговора. Эту группу характеризуют два важнейших объективных признака. Первый состоит в том, что каждое лицо, участвовавшее в совершении преступления, в соответствии со ст. 33 УК РФ, должно совершить преступление непосредственно, т.е. осуществить по меньшей мере часть объективной стороны посягательства на один и тот же объект. Второй признак характеризует совместность. Совместность предполагает: а) равноправие соисполнителей; б) адаптации каждым соисполнителем его действий действиям другого лица; в) наличие причинных и иных порождающих результат связей между действиями исполнителей и этим результатом на момент начала преступления. Интересно, что для группы лиц, в ч.1 ст. 35 УК РФ законодатель четко предусмотрел, что преступления в рамках этой формы совершаются только соисполнителями, в то время как для группы лиц по предварительному сговору законодатель не называет в ч.2 этой статьи виды соучастников. На практике это означает, что мы должны выделять два вида групп по предварительному сговору. Во-первых, это группа лиц, где все участники преступления являются соисполнителями. Единственным отличием такой группы от группы лиц без предварительного сговора будет наличие предварительной договоренности. Такая договоренность обычно предполагает распределение ролей, но степень дифференциации соучастников не достигает такой степени, чтобы выделить иных участников преступления, поскольку все они так или иначе выполняют объективную сторону, то есть являются соисполнителями. Вторая разновидность группы лиц по предварительному сговору имеет от простой группы лиц также такое отличие, как наличие иных соучастников, перечисленных в ст. 33 УК РФ. Но важно отметить, что и в этом случае «ядром» преступной группы являются соисполнители, которых должно быть не менее двух. Отсутствие второго исполнителя означает, что мы не имеем дело с группой лиц, а перед нами соучастие в узком смысле слова, то есть такое соучастие, ответственность за которое для лица, не являющегося непосредственным исполнителем преступления, наступает по соответствующей статье Особенной части со ссылкой на ст. 33 УК РФ, а для лица, непосредственно исполнившего преступление, то есть выполнившего его объективную часть, только по статье Особенной части, причем отсутствует квалификация преступления как группового. Например, гражданин А. путем подкупа склонил гражданина Б. к совершению убийства гражданина В., при этом обозначив место и время, когда должно быть совершено преступление, предоставил в распоряжение Б. орудие убийства и необходимую информацию о личности В, гражданин Б. совершил преступление в одиночку. На данном примере мы видим следующее: группа лиц по предварительному сговору отсутствует, поскольку отсутствуют соисполнители, действия гражданина А. должны быть квалифицированы по ч.1 ст. 105 УК РФ со ссылкой на ч.3 ст. 33 УК РФ, а действия Б. должны быть квалифицированы по ч.1 ст. 105 УК РФ. Но, согласно ч.3 ст. 34 УК РФ действия соучастников, перечисленных в ст. 33 УК РФ кроме соисполнителя, должны квалифицироваться как соисполнительство, если он непосредственно принимал участие в исполнении объективной стороны преступления. Например, лицо А., осуществлявшее подстрекательство лица Б. на совершение кражи, но принявшее также и непосредственное участие в самом преступлении, квалифицируется как соисполнитель. При этом действия обоих соисполнителей квалифицируются по ч.2 ст. 158 УК РФ без ссылки на ст. 33 УК РФ, то есть как совершенное группой лиц по предварительному сговору. Мы также видим, что функция исполнителя преступления в глазах законодателя превалирует над иными функциями соучастника, будь то организация преступления, подстрекательство к его совершению, либо пособничество, что, на мой взгляд, представляется совершенно правильным, так как ключевым объектом для оценки преступления является его объективная сторона, соответственно, ключевым аспектом, характеризующим деяние соучастника, является его роль в исполнении объективной стороны независимо от иных его функций. Обратная позиция законодателя могла бы привести к уравниванию и смешению квалификации подстрекателя и соисполнителя, а тот факт, что такой «подстрекатель» принимал участие в самом преступлении, пришлось бы учитывать непосредственно суду.

Итак, закон не ограничивает круга участников анализируемой группы соисполнителями. Следовательно, наряду с соисполнительством возможно совершение преступления группой лиц по предварительному сговору с распределением ролей. Например, умышленное убийство признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовало два и более исполнителя, заранее договорившихся о совместном его совершении, и каждый из них выполнял действия, составляющие часть объективной стороны преступления. В то же время пособничество в убийстве (завлек потерпевшего в уединенное место, но в лишении жизни участия не принимал) не образует квалифицирующий признак убийства, предусмотренный п. «ж» ст. 105 УК, – «совершенное группой лиц по предварительному сговору» в том случае, если само убийство было осуществлено всего одним лицом. Если же помимо пособника или иного акцессорного соучастника имеется как минимум два исполнителя, то такое соучастие характеризуется как группа лиц по предварительному сговору.

Во всех этих случаях тщательному исследованию подлежит направленность умысла участников группы. Группа лиц по предварительному сговору по своей природе предполагает предварительное распределение ролей – ведь одна из основных целей именно группового совершения преступления заключается в распределении, «специализации» преступных функций преступников, каковое распределение имеет вполне определенный характер даже при таких, казалось бы, несложных с точки зрения объективной стороны составов, как кража или грабеж. Так, при краже одно лицо может следить за территорией возле входа в помещение, где осуществляется кража, другое лицо непосредственно осуществлять кражу, третье лицо загодя приготовить инструменты для вскрытия замков или обеспечить незаметный и быстрый отход преступников с места совершения преступления (если специализация действий последнего лица не доходит до степени пособничества), но все они выполняют при этом объективную сторону преступления. При спонтанном совершении преступления группой лиц их действия менее растянуты во времени и пространстве. Например, в ситуации, когда один преступник начинает преступное деяние, а второй присоединяется, поняв замысел первого и поддержав его, то есть вступив в исполнение преступления.

Законодатель не определяет, что является предварительным сговором или тем, что описывается как «заранее договорившиеся о совместном совершении преступления». Оно оставляет это судебной практике и уголовно-правовой доктрине.

Сговор считается предварительным, если он состоялся до начала совершения преступления, до начала выполнения объективной стороны преступления. Установление наличия предварительного сговора (где и когда он состоялся) необходимо для разграничения совершения преступления группой лиц по предварительному сговору и просто группой лиц.

Объем сговора (его содержание) может быть различным: оговариваются конкретные признаки преступления и поведения соучастников, либо соглашение отражает лишь в общих чертах признаки задуманного преступления. Сговор должен иметь своим содержанием совместность, то есть функции в совершении преступления и само преступление.

Если от группы лиц данная форма соучастия отличается прежде всего наличием предварительного соглашения, то от сложного соучастия она отличается главным образом содержанием признака совместности, поскольку и сложному соучастию может предшествовать предварительный сговор. Чтобы правильно квалифицировать действия соучастников, необходимо установить характер и содержание деяния, предусмотренного тем или иным составом преступления (кража, грабеж, разбой, убийство, изнасилование и др.). Анализ практики показал, что неправильное понимание признаков деяния приводит к судебным ошибкам.

В целом группа лиц по предварительному сговору является как бы промежуточной между группой лиц и организованной группой, поэтому по конкретным уголовным делам в группах этого вида могут быть обнаружены отдельные признаки, как группы лиц, так и организованной группы.

Проблема неопределенности многих предписаний УК РФ о совершении преступления группой лиц по предварительному сговору существует давно.

Например, описание некоторых форм соучастия по ст. 35 УК РФ, важное для их отграничения от группы лиц по предварительному сговору, не определены в достаточной степени и не получили однозначного законодательного описания. Прежде всего, и это, вероятно, наибольшая неопределенность: неясно не только, что такое, например, организованная группа, главное - не определено, как должно совершаться преступление данной группой; например, п. «б» ч. 2 ст. 131 УК РФ устанавливает ответственность за изнасилование, совершенное организованной группой. Довольно трудно представить себе существование в реальности такой организованной группы. Возникает вопрос: как будет констатирована такая группа при совершении преступления не будет ли следствие и суд склоняться к констатации иных форм соучастия, в частности группы лиц по предварительному сговору. В итоге проблема разграничения группы лиц по предварительному сговору или организованной группы только обостряется.

Соучастие как институт уголовного права характеризуется наличием определенных свойств, объективных так и субъективных признаков. К объективным признакам соучастия относятся: количество участников преступления: не менее двух, что является достаточным для квалификации преступления как совершенного в соучастии, за некоторыми исключениями, установленными законодателем, например для такого состава как организация незаконного вооруженного формирования или участия в нем необходимо большее количество соучастников. При этом соучастники должны отвечать установленным Уголовным кодексом требованиям о субъектности. Использование невменяемых лиц, или лиц, не подлежащих уголовной ответственности по конкретному составу преступления в силу малолетнего возраста - для наиболее тяжких преступлений или несовершеннолетних лиц – для остальных преступлений – не образует соучастия. Данное положение было установлено еще Постановлением Пленума Верховного суда РФ №7 от 14 февраля 2000 г. «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних». В доктрине уголовного права такой случай обычно именуется посредственным совершением преступления. Новое Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 1 февраля 2011 г. N 1 «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних» устанавливает, что, в соответствии со статьями 19, 20 УК РФ, пунктом 1 части 1 статьи 421, статьей 73 УПК РФ установление возраста несовершеннолетнего обязательно, поскольку его возраст входит в число обстоятельств, подлежащих доказыванию, является одним из условий его уголовной ответственности.

Лицо считается достигшим возраста, с которого наступает уголовная ответственность, не в календарный день рождения, а по его истечении, т.е. с ноля часов следующих суток. При установлении возраста несовершеннолетнего днем его рождения считается последний день того года, который определен экспертами, а при установлении возраста, исчисляемого числом лет, суду следует исходить из предлагаемого экспертами минимального возраста такого лица.

Квалификация совместного совершения преступления с лицом, не подлежащим уголовной ответственности является сложным вопросом. В течение последних десятилетий Верховный Суд неоднократно менял свою позицию. Есаков А.Г. в своей статье, посвященной квалификации совместного совершения преступления с лицом, не подлежащим уголовной ответственности доказывает, что такие случаи должны решаться на основе общих норм о соучастии, так что преступления, совершенные совместно с лицами, не подлежащими уголовной ответственности, должны квалифицироваться как совершённые группой лиц. «Квалификация действий виновного как групповых оправдывается тем, что он умышленно совершает умышленное преступление совместно с другим лицом; то, что последнее не подлежит уголовной ответственности, не влияет на ответственность первого». 2 Я считаю, что такое разночтение в доктрине уголовного права имеет своей причиной то, что исследователи вопроса о возможности участия в группе лиц по предварительному сговору лиц, не подлежащих уголовной ответственности используют разные отправные точки анализа. Одни исследователи концентрируются на квалификации соучастников как группы лиц, группы преступников, то есть таких лиц, каждый из которых подлежит ответственности, иначе группы лиц как юридической конструкции не существует (если в составе такой «группы» действует лишь одно лицо, подлежащее ответственности). Для других исследователей ключевым моментом является индивидуальная ответственность деликтоспособного соучастника, независимо от деликтоспособности иных лиц, соисполнявших или соучаствовавших в преступлении.

Итак, группа лиц по предварительному сговору характеризуется следующими особенностями: объективную сторону преступления совершают минимум два лица, которые квалифицируются как соисполнители; два соисполнителя образуют собой группу лиц по предварительному сговору; действия соучастника, не исполнявшего непосредственно объективной стороны преступления, характеризуются как совершенные в составе группы лиц в случае наличия двух исполнителей; все лица, принявшие участие в совершении преступления, имели намерение совершить преступление до начала выполнения его объективной стороны любым из участников. При этом стоит отметить, что многие исследователи вопросов соучастия и в частности соисполнительства отмечают, что суды и следователи зачастую неправильно квалифицируют соучастников, смешивая разные их виды.

1.2. Особенности квалификации и индивидуализации ответственности и наказания лиц, совершавших преступление группой лиц по предварительному сговору: общие положения.
Институт соучастия является неотъемлемой, органической частью системы норм и институтов уголовного законодательства, поэтому его цели и задачи определяются в соответствии с целями и задачами всего уголовного законодательства. Однако он имеет и свое специальное назначение, которое выражается в следующем. Во-первых, его закрепление в законе позволяет обосновать ответственность лиц, которые сами непосредственно не совершали преступление, но определенным образом способствовали его выполнению. Во-вторых, он позволяет определить правила квалификации действий соучастников. Наконец, в-третьих, выработанные им критерии позволяют индивидуализировать ответственность и наказание в отношении лиц, в той или иной степени принимавших участие в совершении преступления, в соответствии с принципами законности, виновности и справедливости уголовного преследования.

Предметное рассмотрение поставленного вопроса представляется невозможным без предварительной констатации принципиального положения, а именно: сформулированное в ст. 32 УК РФ законодательное определение соучастия является универсальным и, следовательно, охватывает все случаи совершения одного преступления несколькими лицами, в том числе и предусмотренные конкретными статьями Особенной части УК. По справедливому замечанию Ф. Г. Бурчака, этот вопрос имеет преюдициальное значение, поскольку от его решения зависит и подход ко всем проблемам соучастия и сама конструкция норм Общей части, регулирующих этот институт.3 Необходимость формулировки этого положения вызвана тем, что в современной специальной литературе отдельные ученые ограничивают сферу действия понятия соучастия только Общей частью УК. Так. Ю. А. Красиков считает, что статьи УК о соучастии и условиях уголовной ответственности за соучастие в преступлении не могут распространяться на статьи Особенной части УК, в которых содержатся признаки преступления, совершенного группой лиц, организованной группой и т. д. Он считает, что в этих случаях законодатель ограничивает сферу всеобщности, универсальности норм (ст. 32-36 УК) Общей части.4Если в действиях каждого соучастника имеются признаки того или иного вида преступления, описанного в статье Особенной части, то содеянное виновным надлежит квалифицировать лишь по данной статье Особенной части. Нормы Общей части (ст. 32-36) на эти случаи не распространяются. Мы считаем, что такая точка зрения не имеет оснований в действующем УК РФ и не вписывается в современную доктрину уголовного права. Нормы Общей части УК потому и названы общими, что они относятся ко всем без исключения формам преступной деятельности. Поэтому правы те авторы, которые считают, что законодательное понятия соучастия является общим нормативным положением в отношении всех случаев совместной преступной деятельности.

Поэтому, признаки соучастия  являются необходимыми для любой разновидности совместной преступной деятельности виновных, для любого группового образования, предусмотренного в качестве признака основного или квалифицирующего состава преступления, предусмотренного Особенной частью УК. Такой подход находит поддержку и в судебной практике. Так, например, Пленум Верховного Суда РФ в п. 10 Постановления от 27 января 1999г. N 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» указал: «Предварительный сговор на убийство предполагает выраженную в любой форме договоренность двух или более лиц, состоявшуюся до начала совершения действий, непосредственно направленных на лишение жизни потерпевшего. При этом наряду с соисполнителями преступления, другие участники преступной группы могут выступать в роли организаторов, подстрекателей или пособников убийства, и их действия надлежит квалифицировать по соответствующей части ст. 33 и п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Таким образом, Верховный суд РФ подчеркивает, что если для квалификации содеянного недостаточно только одних норм Особенной части, то необходимо обращаться к положениям Общей части.

В дореволюционном уголовном праве группа лиц по предварительному сговору именовалась «сговор». Один из разработчиков Уложения 1903 г. Н. С. Таганцев подразделял сговор (соучастие по предварительному соглашению) на два вида: а) когда все сговорившиеся совместно выполнили задуманное, то тогда данный вид соучастия был совершенно сходен со скопом, который предполагал не только общность умысла, но, согласно условиям своего возникновения, общность действия по времени и по месту, безотносительно к самому характеру и объему деятельности; б) когда же совместного выполнения нет, то сговор имеет и некоторые своеобразные черты. В качестве характерных признаков второго вида сговора он выделял: а) возможность соглашения не только на одно, но и на несколько преступных деяний, совершаемых одновременно или разновременно в одном и разных местах, так что он может и не предполагать общности действий по месту и времени; б) возможность распределения ролей и необязательность участия в непосредственном совершении преступления; в) возможность ответственности за сговор и в тех случаях, когда сообщники и не приступали к выполнению задуманного. Таким образом, согласно уже тогдашней доктрине уголовного права соучастие по предварительному соглашению предполагало возможность при совершении преступлений как соисполнительства, так и распределения ролей.

Одновременный учет одного и того же обстоятельства в качестве квалифицирующего и отягчающего наказание нарушал бы принципы законности и справедливости. Поэтому Верховный суд СССР в п. 4 Постановления Пленума №3 от 29 июня 1979 г. «О практике применения судами общих начал назначения наказания» указал, что в тех случаях, когда то или иное обстоятельство, предусмотренное в законе в качестве смягчающего или отягчающего ответственность, указано в диспозиции статьи Особенной части Уголовного кодекса в качестве одного из признаков преступления, оно дополнительно не должно учитываться как смягчающее или отягчающее ответственность при назначении наказания за это преступление. В настоящее время это положение прямо зафиксировано законодателем  в ч. 3 ст. 61 и ч. 2 ст. 63 УК: «Если смягчающее обстоятельство предусмотрено соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса в качестве признака преступления, оно само по себе не может повторно учитываться при назначении наказания». Оговорка законодателя «само по себе» в данном случае неслучайна, ибо, запрещая двойной учет одного и того же обстоятельства, он в то же время позволяет учитывать степень выраженности того или иного признака. При назначении наказания, несомненно, должны учитываться, например, грубость нарушения условий правомерности необходимой обороны, задержания лица, совершившего преступление, крайней необходимости, обоснованного риска, исполнения приказа или распоряжения либо количество преступлений при неоднократности, рецидиве преступлений или количество лиц, принимавших участие в преступлении.5

В действующем Уголовном кодексе, в отличие от группы лиц, законодатель применительно к анализируемой форме соучастия прямо не указывает на вид соучастия - должно ли преступление в этом случае совершаться только в соисполнительстве (простое соучастие) или возможно соучастие с распределением ролей (сложное соучастие).

Посмотрим, как этот вопрос решался в период действия УК РСФСР 1960 г.? Группа лиц по предварительному сговору как квалифицирующий признак была предусмотрена в статьях о преступлениях против собственности. При этом одни авторы считали, что для квалификации по статьям о преступлениях против собственности необходимо только соисполнительство. Если же в группе по предварительному сговору было распределение ролей, то в этом случае необходима была ссылка на ст. 17 УК РСФСР. Другие ученые считали, что такого рода понимание группы относительно хищения не следует из закона. Судебная практика по этому вопросу также не отличалась единообразием. В одних случаях рекомендовалось признавать группу лиц по предварительному сговору только тогда, когда соучастники являлись соисполнителями преступления, в других - и при наличии распределения ролей. В последние годы перед принятием УК РФ 1996 г. позиция судебной практики стала более определенной. Так, Самарским областным судом Олиниченко  и Иванова наряду с другими статьями были осуждены по п. п. «а», «н» ст. 102 УК РСФСР (убийство из корыстных побуждений и группой лиц по предварительному сговору). Президиум Верховного Суда РФ 24 июля 1996 г. не согласился с указанной квалификацией и указал следующее.

Согласно ст. 17(1) УК РСФСР, преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном его совершении. Как видно из материалов дела (показаний Олиниченко, Морозова и Ивановой), Иванова каких-либо действий, непосредственно направленных на убийство Москвина (составляющих объективную сторону преступления - убийства), не совершала, она лишь содействовала совершению данного преступления тем, что принесла нож на место происшествия и передала его Олиниченко. Убийство совершил один Олиниченко, а Иванова лишь способствовала ему в этом. Квалифицирующий признак, предусмотренный п. «н» ст. 102 УК РСФСР, - совершение убийства по предварительному сговору группой лиц - будет в действиях лица в том случае, если убийство (в частности, объективная сторона преступления) совершалось двумя или более лицами-исполнителями, заранее договорившимися о совершении данного преступления.

Вместе с тем суд неправильно признал Олиниченко и Иванову виновными в умышленном убийстве по предварительному сговору, поэтому этот квалифицирующий признак, предусмотренный п. «н» ст. 102 УК РСФСР, подлежит исключению. 6

УК РФ 1996 г. значительно расширил круг составов преступлений, в которых группа лиц по предварительному сговору является квалифицирующим обстоятельством, поэтому данный вопрос не потерял своей актуальности. Однако и после вступления в действие УК РФ 1996 г. в уголовно-правовой доктрине не сформировалось единой точки зрения. Одна группа авторов считает, что в рассматриваемых случаях возможно как соисполнительство, так и с распределением ролей. Другие авторы полагают, что данная форма соучастия должна выполняться только в виде соисполнительства.7

Применительно к убийствам на уровне Постановления Пленума Верховный суд РФ высказал свое мнение в вышеупомянутом постановлении от 27 января 1999 г.: «Предварительный сговор на убийство предполагает выраженную в любой форме договоренность двух или более лиц, состоявшуюся до начала совершения действий, непосредственно направленных на лишение жизни потерпевшего. При этом наряду с соисполнителями преступления, другие участники преступной группы могут выступать в роли организаторов, подстрекателей или пособников убийства, и их действия надлежит квалифицировать по соответствующей части ст. 33 и п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ». Таким образом, Пленум подчеркнул, что для квалификации всех соучастников как группы лиц по предварительному сговору, необходимо, чтобы лишь определенный минимум участников такой группы выступали как соисполнители. 

Группой лиц по предварительному сговору могут совершаться различные преступления. В некоторых случаях это обстоятельство прямо выделяется законодателем в качестве квалифицирующего (например, п. п. «ж» ч. 2 ст. 105, «а» ч. 3 ст. 111, «г» ч. 2 ст. 112, «а» ч. 2 ст. ст. 158-166) и влечет более суровое наказание. В других случаях это обстоятельство не рассматривается как квалифицирующее конкретное преступление. Мы полагаем, что возможны как минимум три варианта участия лиц в совершении преступления: а) преступление совершается только двумя или более соисполнителями; б) одним исполнителем и пособником (организатором, подстрекателем) либо пособниками (организаторами, подстрекателями – в различной комбинации); в) двумя и более исполнителями и одним или несколькими соучастниками, выполняющими иные кроме исполнительских функции. Правила квалификации во всех трех случаях должны быть разными. В первом случае содеянное квалифицируется только по п. «ж» ч. 2 ст. 105, п. «а» ч. 2 ст. 158-163 и т. д. Во втором – действия исполнителя квалифицируются по ч. 1 ст. 105, ст. 158 – 163 и т. д., если нет иных квалифицирующих признаков, а действия иных соучастников – по ст. 33 и ч. 1  ст. 105, 158-163 и т. д. статей Особенной части. Квалификация действий иных соучастников по ч. 2 соответствующих частей невозможна, поскольку законодатель определяет в этих случаях в качестве конститутивного признака обязательное участие в непосредственном выполнении объективной стороны как минимум двух лиц. При отсутствии данного условия, для этих лиц квалификация возможна только по ч. 1, если не будет иных квалифицирующих признаков. В третьем случае действия соисполнителей квалифицируются по п. «ж» ч. 2 ст. 105, п. «а» ч. 2 ст. 158-163 и т. д., а действия иных соучастников – по ст. 33 и ч. 2 ст. 105, 158-163 и т. д. статей Особенной части УК по основаниям, изложенным ранее.

Как видно из закона и материалов практики, с принятием нового уголовного кодекса, изменился и подход к назначению наказания соучастникам преступления. Усиливая начала индивидуализации наказания каждому участнику группового преступления. Суд в соответствии с законом (ст. 67 УК) обязан учитывать роль каждого соучастника в совершении преступления. Кроме этого суд учитывает степень активности фактического участия лица в совершении преступления, его вклад в осуществление и завершение этого преступления Стало быть, вне зависимости от того, избирается ли наказание соучастникам в одинаковых или разных пределах санкции статьи Особенной части УК, оно в любом случае должно основываться на индивидуальном подходе к каждому из них. С учетом того, что каждый из соучастников выполняет определенную роль в совершении преступления, суд, назначая наказание, должен разграничить степень и характер общественной опасности содеянного каждым из них, определить значение его действий для достижения преступных целей, а также влияние роли и действий конкретного соучастника на характер и размер причиненного или возможного вреда. Из этого следует, что участие нескольких лиц в совершении единого преступления не исключает не только возможности разной квалификации содеянного каждым из них, но и определения разного наказания, как по размеру, так и по виду. Судебная практика показывает, что более строго наказываются исполнители и организаторы преступления. Роль же подстрекателей и пособников, по общему правилу, определяется как менее опасная, поскольку они не принимают непосредственного участия в самом преступлении, отсюда и наказание им может быть назначено более мягкое, чем исполнителю и организатору. Кроме этого, согласно ч. 2 ст. 67 УК, суд при назначении наказания обязан учесть смягчающие и отягчающие обстоятельства только тому соучастнику, к которому они непосредственно относятся. Например, лицо несовершеннолетнее или имеющее на иждивении малолетних детей, положительно характеризуется по месту жительства, учебы, работы, чистосердечно раскаялось, либо проявило при совершении преступления особую жестокость или было ранее неоднократно судимо. Эти обстоятельства свидетельствуют о большей или меньшей степени общественной опасности личности, но не сказываются на уровне общественной опасности преступления, в том числе и совершенного совместно несколькими лицами. Данные обстоятельства, связанные с личностью отдельного соучастника (как смягчающие, так и отягчающие), не могут быть судом оставлены без внимания и должны учитываться при назначении наказания только этому лицу, но не остальным соучастникам.

Таким образом, назначение наказания лицам, совершившим преступление группой лиц по предварительному сговору, базируется на принципе индивидуализации ответственности и позволяет за одно и то же преступление избрать каждому из них как одинаковое, так и разное наказание, но оно всегда должно основываться на индивидуальном подходе.

Специальным вопросом ответственности соучастников является эксцесс исполнителя (ст. 36 УК). Ответственность, а стало быть, и наказание за эксцесс (уклонение, отступление) несет только исполнитель, поскольку он выполнил действия, которые не охватывались умыслом остальных соучастников, а остальные же соучастники несут ответственность только за действия, которые изначально совместно ими планировались и охватывались их умыслом.

Совершение преступления в соучастии повышает общественную опасность посягательства, поэтому закон предусматривает назначение более строгого наказания, если преступление совершено группой лиц по предварительному сговору.


  1   2   3   4   5   6   7   8

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Регулирующие ответственность за совершение групповых преступлений. С изменениями такие нормы сохранялись и в дальнейших юридических актах: в Судебнике 1497 iconИзменениями, внесенными в уголовный закон ужесточена уголовная ответственность...
Марта 2012г. Федеральным законом №18-фз внесены изменения в Уголовный кодекс РФ. В основном они коснулись ужесточения уголовной ответственности...

Регулирующие ответственность за совершение групповых преступлений. С изменениями такие нормы сохранялись и в дальнейших юридических актах: в Судебнике 1497 iconВ каком возрасте наступает уголовная за совершение преступления?
За совершение же основной массы преступлений уголовная ответственность наступает с 14 лет (ч. 2 ст. 20 Ук рф)

Регулирующие ответственность за совершение групповых преступлений. С изменениями такие нормы сохранялись и в дальнейших юридических актах: в Судебнике 1497 iconУголовная ответственность несовершеннолетних за совершение преступлений...
Уголовной ответственности за преступления в сфере незаконного оборота наркотиков подлежат лица, достигшие 16 летнего возраста. Исключением...

Регулирующие ответственность за совершение групповых преступлений. С изменениями такие нормы сохранялись и в дальнейших юридических актах: в Судебнике 1497 iconТема: Административная и уголовная ответственность несовершеннолетних
Под административной ответственностью понимается применение наказания к лицам, совершившим административное правонарушение (т е оказать...

Регулирующие ответственность за совершение групповых преступлений. С изменениями такие нормы сохранялись и в дальнейших юридических актах: в Судебнике 1497 iconПоручитель и должник: ответственность поровну
В связи с этим мы обратим особое внимание на нормы, регулирующие поручительство, и постараемся в сжатом виде рас­смотреть судебную...

Регулирующие ответственность за совершение групповых преступлений. С изменениями такие нормы сохранялись и в дальнейших юридических актах: в Судебнике 1497 iconПравовой минимум в области трудового законодательства для несовершеннолетних работников
Трудовой кодекс РФ от 30. 12. 2001 №197-фз с изменениями и дополнениями (далее тк рф) устанавливает специальные нормы, регулирующие...

Регулирующие ответственность за совершение групповых преступлений. С изменениями такие нормы сохранялись и в дальнейших юридических актах: в Судебнике 1497 iconРабочая программа учебной дисциплины(модуля) «налоговое право»
Налоговое право, как система юридических норм, изучает нормы, регулирующие поведение участников налоглоаых и связанных с ними отношений...

Регулирующие ответственность за совершение групповых преступлений. С изменениями такие нормы сохранялись и в дальнейших юридических актах: в Судебнике 1497 iconЗа получение и дачу взятки
В целях уголовно-правового обеспечения противодействия коррупции и в интересах выполнения международных обязательств Уголовный кодекс...

Регулирующие ответственность за совершение групповых преступлений. С изменениями такие нормы сохранялись и в дальнейших юридических актах: в Судебнике 1497 icon2. Конституционно-правовые нормы: понятие, классификация
Конституционно-правовые нормы – установленные или санкционированные государством общеобязательные правила поведения, регулирующие...

Регулирующие ответственность за совершение групповых преступлений. С изменениями такие нормы сохранялись и в дальнейших юридических актах: в Судебнике 1497 iconЗакон РФ «Об образовании»
РФ, законах и иных нормативных правовых актах субъектов рф, правовых актах органов местного самоуправления, нормам 273-фз применяются...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Юриспруденция



При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
urist-edu.ru
..На главную